Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53
Вы здесь:  / Юридические справки / Нарушение сроков проведения судебной экспертизы

Нарушение сроков проведения судебной экспертизы

Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок …

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ст. 6 ч. 1

Уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод (ст. 6 УПК РФ). В то же время именно в уголовно-правовой сфере государство может ограничить свободу личности на законных основаниях. В этой связи трудно переоценить процессуальные и социальные последствия реализации права личности на судебное разбирательство в разумные сроки.

Введением в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации статьи 61 «Разумный срок уголовного судопроизводства»(1) был создан новый для российского законодательства институт права, предназначенный для борьбы с затягиванием предварительного расследования и судебного разбирательства. Новация была обусловлена тем, что Европейским Судом по правам человека выносится значительное количество решений против России именно в связи с нарушением разумных сроков рассмотрения дел(2).

Соблюдение разумных сроков отнесено законодателем к основным принципам уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальный закон не только закрепляет юридически значимые сроки в уголовном процессе, но и указывает на последствия их несоблюдения. Процессуальный срок — это существенная гарантия обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, но нередко нарушение процессуальных сроков в уголовном процессе превосходит разумные пределы, что обусловлено множеством причин, одной из которых является чрезмерная длительность производства некоторых видов судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях.

В статье 61 УПК РФ установлено, что уголовное судопроизводство должно осуществляться в разумный срок, включающий в себя период с момента начала уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора. При этом в ч. 4 данной статьи закреплено, что никакие объективные трудности и обстоятельства в организации работы правоохранительных органов и суда не могут быть приняты во внимание в качестве обоснований для превышения разумных сроков. Представляется, что законодатель, указывая на данное обстоятельство,

руководствовался тем, что все организации и структуры, с которыми осуществляется взаимодействие в ходе проверки сообщения о преступлении и дальнейшем его расследовании, учитывают в своей деятельности сроки производства по уголовному делу.

Вышесказанное подтверждается правовой позицией Европейского Суда по правам человека, используемой в постановлениях, принятых в отношении Российской Федерации и касающихся защиты права лица на разумные сроки судебного разбирательства по гражданским и уголовным делам: «основная ответственность за просрочку, допущенную деятельностью экспертного учреждения, возлагается на государство; национальные суды должны обеспечить своевременное осуществление экспертного исследования»(1).

Отметим, что официальные сроки производства судебных экспертиз, установленные ведомственными нормативными актами, являются достаточно лояльными применительно к срокам, установленным уголовно-процессуальным законодательством. В реальности «очередь» на производство некоторых видов экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях может достигать двух—трех лет, что приводит к невозможности выполнения требования закона о соблюдении разумности сроков.

С целью обеспечения реализации норм Федеральных законов «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”», прав граждан на доступ к правосудию, надлежащего надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания прокуратура использует имеющиеся у нее полномочия для организации надлежащего прокурорского надзора за исполнением названных законов, обеспечением прав граждан на судопроизводство и исполнением судебных актов в разумные сроки, в том числе за соблюдением органами предварительного следствия и дознания разумного срока уголовного судопроизводства(2).

Недостатки, имеющиеся в организации и производстве судебных экспертиз, явились основанием для принятия Задания прокурорам субъектов Российской Федерации, военным прокурорам и прокурорам специализированных прокуратур о проверке состояния законности в деятельности экспертных учреждений (подразделений) Минюста России, МВД России, Минздрава России, ФСБ России, ФТС России, Минобороны России, ФСКН России, МЧС России, Следственного комитета Российской Федерации, негосударственных экспертов от 29 июля 2014 г. № 36-44-2014. В данном Задании, сформулированном в соответствии с поручением Генерального прокурора Российской Федерации от 30 июня 2014 г., и п. 2 плана работы коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации на второе полугодие 2014 года, прокурорам предлагается проверить состояние законности в деятельности экспертных учреждений (подразделений), обратив особое внимание на проблемы экспертной деятельности, негативно влияющие на обеспечение прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.

Одним из направлений деятельности в ходе выполнения Задания является проверка исполнения федерального законодательства экспертными учреждениями (подразделениями), как государственными, так и негосударственными, в частности проверка соответствия федеральному законодательству нормативных правовых актов, регламентирующих экспертную деятельность и проведение исследований (при этом должны быть выявлены существующие на региональном уровне недостатки нормативно-правового регулирования

в названной сфере) на всех стадиях уголовного судопроизводства (в ходе дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства, а также при осуществлении оперативно-розыскной деятельности). При этом проверка исполнения требований закона при проведении экспертных исследований в ходе процессуальных проверок по сообщениям о преступлении и расследования преступлений подразумевает, в том числе, установление случаев длительного проведения криминалистических исследований и судебных экспертиз, повлекших нарушение требований закона о разумности срока уголовного судопроизводства, а также установление фактов обращений заинтересованных лиц в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, с жалобами на волокиту расследования (нарушение разумных сроков следствия) ввиду длительности производства экспертиз (пп. 2.2, 2.3 Задания). Отдельно предписано отразить факты обращения прокуроров к председателю суда с заявлением в порядке ч. 5 ст. 61 УПК РФ по мотивам затягивания судебного разбирательства уголовного дела по причине длительного срока производства назначенной судом экспертизы (п. 3 Задания). Представляется, что внимание Генеральной прокуратуры к проблемам разумности сроков производства судебных экспертиз не позволяет усомниться в значимости проблемы.

Неоспорим тот факт, что заключение эксперта является одним из наиболее весомых доказательств. Назначение и производство экспертизы возможно уже на стадии проверки сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Введением этого положения предпринята попытка обеспечения качества производства доследственной проверки и обоснованности принимаемых по ее результатам решений, поскольку для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела существенным является установление достоверности фактов, имеющих уголовно-правовое значение: принадлежность объектов к ядовитым, сильнодействующим, психотропным, наркотическим средствам, взрывчатым веществам, огнестрельному или холодному оружию; наличие признаков подделки документов; причина смерти, степень тяжести вреда здоровью и т. п. Проверка сообщения осуществляется в сроки, установленные ст. 144 УПК РФ. При необходимости производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов срок проверки может быть продлен до 30 суток. Логично было бы в течение этого срока завершить любую экспертизу, имеющую принципиальное значение для принятия решения об обоснованности возбуждения уголовного дела.

Особо проблематичным является назначение в ходе проверки сообщения о преступлении ряда судебных экспертиз, срок производства которых превышает 30 суток, а применительно к производству дознания в сокращенной форме — 15 суток (поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 2266 УПК РФ дознание в сокращенной форме должно быть окончено в срок, не превышающий 15 суток со дня вынесения постановления о его производстве, причем в этот срок включается время со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме до дня направления уголовного дела прокурору с обвинительным постановлением, и только при наличии достаточных оснований срок дознания в сокращенной форме может быть продлен прокурором до 20 суток — ч. 2 ст. 2266 УПК РФ).

Читать дальше:  214 Фз о государственной регистрации недвижимости

Законодатель оперирует понятием «разумный срок» и применительно к возможности получения заключения эксперта (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Очевидно, что этот срок должен определяться процессуальными сроками, установленными уголовно-процессуальным законодательством. Тем не менее, сроки производства экспертиз устанавливаются ведомственными актами, утвержденными соответствующими приказами. Так, экспертно-криминалисти-ческие подразделения МВД России в своей деятельности руководствуются Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в экспертно-кримина-листических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации(1). В данной Инструкции установлено, что экспертизы в экспертно-криминалистических

подразделениях (ЭКП) МВД России производятся, как правило, в срок, не превышающий 15 суток, в порядке очередности поступления материалов (п. 12). Более длительный срок производства экспертизы устанавливается руководителем в случаях, когда требуется исследование значительного объема материалов, применение продолжительных по времени методик исследования, а также при наличии в производстве у эксперта большого количества экспертиз, о чем информируется орган или лицо, назначившее экспертизу. При этом предусмотрено, что очередность производства экспертиз может быть изменена руководителем по мотивированному обращению органа или лица, назначившего экспертизу, в целях соблюдения процессуальных сроков, исследования скоропортящихся объектов, в иных случаях, требующих немедленного производства экспертизы.

Срок производства экспертизы определяется руководителем экспертного подразделения в зависимости от вида, характера и объема предстоящего исследования, необходимости обращения к лицу (органу), назначившему экспертизу, с ходатайством о привлечении к производству экспертизы лиц, не являющихся сотрудниками данного ЭКП, а также необходимости реализации иных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ и (или) иными законодательными актами Российской Федерации. Следует обратить внимание, что в соответствии с п. 21 названной Инструкции при наличии объективных оснований, указывающих на невозможность выполнения экспертизы в установленный срок, руководитель на основании мотивированного рапорта эксперта, поданного не менее чем за три дня до его истечения (курсив наш. — Е. Е.), устанавливает новый срок производства экспертизы и направляет лицу (органу), назначившему экспертизу, письменное уведомление о продлении срока ее производства с указанием причин. Очевидно, что субъект, инициировавший экспертизу, в такой ситуации может быть вынужден отказаться от производства экспертизы из-за невозможности соблюдения процессуальных сроков проверки сообщения о преступлении или производства дознания в сокращенной форме.

В методических рекомендациях по применению норм затрат времени на производство экспертиз для определения норм экспертной нагрузки государственных судебных экспертов судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации(1) названы критерии, позволяющие определить категорию сложности планируемой экспертизы (п. 3) и в соответствии с этим спрогнозировать срок ее производства, руководствуясь п. 4.

Аналогичные методические рекомендации действуют в Центральном таможенном экспертном управлении(2). Сроки пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) определяются, а продление этих сроков производится в соответствии со ст. 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Общий срок пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) при производстве одной экспертизы не может превышать 90 дней(3). Значимость результатов судебно-психиатрической экспертизы обосновывает длительность ее производства и признана Европейским Судом по правам человека объективным фактором,

могущим повлечь отсрочки в рассмотрении дела(1).

В отношении сроков производства судебно-медицинских экспертиз установлено только то, что руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (ГСЭУ) изучает постановление или определение о назначении экспертизы, устанавливает вид, характер и объем предстоящей экспертизы и на этом основании определяет срок производства экспертизы или участия в процессуальном действии; срок производства экспертизы определяется в пределах срока, установленного в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы(2). Не оценивая делегирование права установления срока производства экспертизы субъекту ее назначения (следователю, дознавателю, суду), необходимо признать, что отсутствие установленных временных пределов производства судебно-медицинских экспертиз в зависимости от вида (в первую очередь, трупов и объектов биологического происхождения) вызывает существенные затруднения при планировании деятельности по проверке сообщения о преступлении.

Сроки производства экспертного исследования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, вне зависимости от ведомственной принадлежности экспертного учреждения (подразделения) определены межведомственной Инструкцией о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения, утвержденной Приказом МВД России № 840, Минюста России № 320, Минздрава России № 388, Минэкономики России № 472, ГТК России № 726, ФСБ России № 530, ФПС России № 585 от 9 ноября 1999 г. В соответствии с п. 10 данной Инструкции эксперт составляет заключение в срок, как правило, не превышающий 15 суток с момента поступления постановления о назначении экспертизы.

Суммируя изложенную информацию, можно выделить следующие подходы(3) к определению сроков производства судебных экспертиз, отраженные в законах и ведомственных нормативных актах: 1) существуют конкретизированные сроки и имеются критерии, позволяющие ориентировочно определить срок производства планируемой экспертизы (криминалистические и иные экспертизы 1—3 категории сложности, проводимые в экспертных учреждениях Минюста России и ФТС России); 2) определен предельный срок производства экспертизы (стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, экспертиза наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также и иных объектов); 3) срок устанавливается руководителем экспертного учреждения после ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и определения вида, задач и объема исследования (особо сложные криминалистические и иные экспертизы, проводимые в экспертных учреждениях Минюста России, ФТС России, экспертных подразделениях МВД России, судебно-медицинская экспертиза).

Очевидно, что в более выгодном положении находится суд, который не связан сроками осуществления судебного разбирательства, в отличие от субъекта расследования, вынужденного соотносить все свои действия с процессуальными сроками, предусмотренными законодателем. К тому же в соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября

1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21 суд не должен под предлогом соблюдения разумных сроков судопроизводства отказывать в исследовании доказательств, необходимых для полного и объективного разрешения дела, а также для обеспечения процессуального равенства сторон.

Резюмируя, следует признать, что проблема соотношения сроков производства судебных экспертиз и сроков уголовного судопроизводства не может быть разрешена без заинтересованного вмешательства государства.

Опубликовано пт 23.12.2016 — 02:08 пользователем Гость (не проверено)

Добрый день, С бывшим мужем идет судебный раздел имущества — автомашина, которой он пользуется. Судом было назначена независима оценочная экспертиза стоимости авто с указанием срока предоставления от оценочной компании предоставления отчета оценки. Срок вышел уже давно. Более 4-х месяцев нет ни какой информации не от суда ни ото оценочной компании. Подскажите, куда обратиться? Какие письменные запросы и что писать? спасибо.

Здравствуйте Евгения!
В ст. 80 ГПК РФ указано, что суд в определении о назначении экспертизы указывает дату, не позднее которой экспертное заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу.
Однако определение о назначении экспертизы можно обжаловать, равно как и выносимое по этому основанию определение о приостановлении производства по делу, в связи с чем суды иногда задерживают направление материалов и документов в экспертные учреждения до истечения срока обжалования названных судебных постановлений.
В идеале на экспертизу должно уходить не более двух месяцев. Вместе с тем практика показывает, что сроки проведения экспертизы, установленные судом в определении, нередко нарушаются экспертными учреждениями либо экспертами. Как правило, они не превышают одного года, однако средняя арифметическая их продолжительность 4 — 5 месяцев — достаточно значительный период времени. Причины такого положения вещей различны. Среди них — болезнь или отсутствие эксперта определенной специальности; ходатайство эксперта о представлении дополнительных документов, необходимых для дачи заключения; поступление заключения эксперта в суд с опозданием в связи с неоплатой экспертизы; передача материалов из одного экспертного учреждения в другое из-за недостаточности материально-технической базы для исследования; приостановление производства конкретного вида экспертиз и др.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях" обозначена еще одна причина увеличения времени нахождения дел в производстве судов: отсутствие контроля за прекращением обстоятельств, послуживших основанием для приостановления производства по делу. В настоящее время, суды стремятся исполнять указание Верховного Суда РФ по осуществлению контроля относительно наличия либо отсутствия обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 215, 216 ГПК РФ, с целью оперативного принятия мер по возобновлению производства по таким делам после поступления заключения эксперта в суд. Конкретные и предполагаемые даты проведения экспертиз отмечаются помощниками судей в журнале учета гражданских дел, производство по которым приостановлено; в экспертные учреждения направляются соответствующие запросы и письма, в том числе с просьбой сообщить дату проведения экспертизы, ускорить ее проведение и т.д.
Таким образом, поскольку производства по делу приостановлено, вы не можете подавать процессуальные ходатайства, однако обратиться в суд с письменным заявлением с просьбой сообщить дату направления дела на экспертизу, момент возврата дела в суд или дату судебного разбирательства, а также иное движение дела вы вправе.

Читать дальше:  Можно ли продать квартиру без согласия прописанных

Понравился ответ адвоката? Оставьте свой отзыв или Задайте дополнительный вопрос

Дополнительный вопрос

Задать свой вопрос адвокату

Уважаемые посетители сайта! Бесплатная юридическая консультация онлайн работает на нашем сайте с 2004 года. Бесплатная юридическая консультация предоставляется только практикующими юристами и адвокатами Москвы, имеющими опыт работы в различных отраслях права более 20 лет. Получить юридическую консультацию бесплатно можно на нашем сайте без регистрации. Если вам нужна консультация юриста (адвоката) в Москве бесплатно в интернете в режиме online, предоставленная на высоком профессиональном уровне, наш сайт для вас. Ответ на вопрос будет направлен вам на почту в кратчайшие сроки и опубликован на сайте. Для удобства пользования разработан рубрикатор вопросов и ответов.

Стоимость услуг Вашего адвоката

По гражданским делам

Консультация адвокатаСоставление искового заявленияВедение дела в суде первой инстанции/ апелляции в Москве
от 1500 руб.от 5 тыс. руб.от 35 тыс. руб./
от 15 тыс. руб.
Консультация адвокатаЗащита на стадии следствия в МосквеЗащита в суде первой инстанции в Москве
от 1500 руб.от 25 тыс. руб./
мес.
от 25 тыс. руб./
мес.
Консультация адвокатаСоставление искового заявления/претензииВедение дела в суде первой инстанции/ апелляции в Москве
от 2000 руб.от 10 тыс. руб.от 40 тыс. руб./
от 25 тыс. руб.
Консультация адвокатаСоставление заявления/жалобыВедение дела в суде первой инстанции/ апелляции в Москве
от 1500 руб.от 5 тыс. руб.от 15 тыс. руб./
от 15 тыс. руб.

Стоимость услуг адвоката определяется в каждом случае индивидуально в зависимости от сложности дела, места производства, квалификации адвоката, и может отличаться от заявленной как в меньшую, так и в большую сторону.

ЖАЛОБА
на действия экспертов, и на нарушения порядка организации и проведения экспертизы

Я, Мельберг Марина Валентиновна, в феврале 2018 года, обратилась в суд с иском о признании завещания недействительным в Пресненский районный суд города Москвы.
По гражданскому делу № 2-3014/2017 по иску Мельберг И.В. и Мельберг М.В. к Мельберг М.Вл. о признании завещаний от 18.03.2014 г., 09.08.2014 г. недействительными, в ходе судебного разбирательства была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза Мельберга Валентина Романовича (1947 г.р., умершего 30.10.2014 г.). Проведение данной экспертизы на основании определения Пресненского районного суда города Москвы от 15.05.2017 г. было поручено ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П.Сербского» Министерства здравоохранения РФ.

Между мной и ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» был заключен договор №__ на оказание услуг, мной было оплачено данное исследование (20 000 руб.00 коп.).

Заключение экспертной комиссии экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з) является полученным с нарушением действующего законодательства (грубое нарушение требований УПК РФ, ГПК РФ), и, само заключение (результат экспертизы) является ложным. (имеет неверную интерпретацию имеющихся медицинских документов, является ложным, содержит многочисленные нарушения требований статьи 25 Федерального закона № 73-Ф3; статьи 16 17 ФЗ-73 и ст. 85 ГПК РФ; нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности УПК РФ ст.307, ст.57).
Доводы о необходимости проверки вышеуказанного заключения подтверждаются объективными фактами (не нуждающимися в доказывании/установленными судом), выводами и заключениями других экспертов (имеющих соответствующее образование и квалификацию, достаточный стаж работы, ученую степень).

Согласно рецензии № 1039/2235 от 15.09.2017 г. рецензируемое заключение экспертов № 197/з от 06.06.2017 г. выполнено с нарушениями требований статьи 25 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 г. (с изменениями) и содержит не все обязательные сведения для заключения экспертов, в том числе форма заключения экспертов не соответствует требованиям действующего законодательства, отсутствуют сведения о разъяснении экспертам прав и обязанностей, предусмотренных ст. 16, 17 ФЗ-73 от 31.05.2001 г. и ст. 85 ГПКК РФ, нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, нет даты и времени начала и окончания проведения экспертизы.

А именно, в заключении присутствуют следующие процессуальные ошибки:

1. Форма заключения экспертов не соответствует требованиям действующего законодательства. (Федерального закона №73 от 31.05.2001 года и Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 30 мая 2005 г. №370, Приказа № 346 от 20 декабря 2002 г. «Об утверждении Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации):

— Так, в Заключении экспертов № 197/з от 06 июня 2017 года отсутствуют следующие разделы:
• Введение
• Анамнез
• Описание
• Мотивировочная часть
• Заключительная часть

2. Согласно ст. 14 ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» ОТ 31.05.2001 г. (с изменениями) по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы, руководитель СЭУ должен поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы. Разъяснить эксперту или комиссии экспертов их права и обязанности. По поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу.
В заключении №197/з от 06 июня 2017 г. отсутствуют сведения о разъяснении экспертам прав и обязанностей, предусмотренных ст. 16, 17 ФЗ-73 от 31.05.2001 г. и ст. 85 ГПКК РФ.

Читать дальше:  Доверенность с правом передоверия что это значит

3. Нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

4. Не указано место проведение экспертизы

5. Нет даты и времени начала и окончания проведения экспертизы (указана одна дата – от 06 июня 207г.)

6. Структура экспертных заключений для судебно-психиатрических экспертиз определена в Инструкции Минздрава РФ по заполнению отраслевой учетной формы № 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», которая утверждена, приказом МЗ РФ от 12.08.2003 г. № 401

В своем заключении, эксперты указывают на метод «Клинико-психопатологического анализа». Однако, в тексте заключения №197/з в принципе отсутствует какой-либо фрагмент, который можно было посчитать аналитической частью. После фиксации имевшейся в их распоряжении информации, эксперты сразу переходят к формулированию ничем необоснованных выводов. Следует указать, что такой подход к структурированию текста экспертизы грубо нарушает требование действующей в настоящее время и обязательной для исполнения экспертами государственных экспертных учреждений «Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №100у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)».
Экспертами проигнорировано указание процессуальных и инструктивных требований на обязательную мотивировку формулируемых выводов.
В заключении экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з содержится целый ряд нарушений, препятствующих правильной оценке обстоятельств, имеющих значение для формирования диагностических гипотез и экспертных выводов.

Самое важное, что хотелось бы отметить:
«Заключение экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з. полностью нарушает «Приказ Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы»»

Выше указанное заключение, содержит ложную интерпретацию имеющихся медицинских документов, носит поверхностный, научно-необоснованный и необъективный характер. Все выше изложенное, не позволяет считать заключение от 06.06.2017 г. №197/з соответствующим по форме и содержанию правовым нормам.
Более того, на данное заключение, целиком и полностью опиралось решение суда, по иску о восстановлении моих законных прав и интересов, что повлекло за собой помеху к осуществлению правосудия и нарушению моих законных Конституционных прав на честный, объективный и справедливый суд. Это в свою очередь причинило мне неоценимый моральный ущерб. Лишило меня какого-либо жилья и средств к существованию. Не говоря, уже о денежных затратах на рецензии и дополнительные исследования медицинских документов, находящихся в деле.

Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований.
• Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
• Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.
• Заведомо ложное заключение эксперта, с позиции закона, представляет из себя преступление и является вновь открывшимся обстоятельством, с уголовно-процессуальной точки зрения.
• Фальсификация заключения экспертом может проявляться в подтасовке сущности, выполненных им исследований, в явном и осознанном несоответствии выводов экспертного заключения с доказанными при исследовании фактами.

Исходя из информации, полученной по медицинским документам, видно следующее:

В Информированном добровольном согласии с общим планом обследования и лечения от 19.03.2014 г. из Хосписа №1 ДЗМ отсутствует подпись Мельберга В.Р.
В Медицинской карте стационарного больного №351/14 из Хосписа №1 ДЗМ (02.06.2014 — 11.06.2014) указаны, в частности, диагнозы: «кахексия» и «дисциркуляторная энцефалопатия», указано на нарушение сознания, затруднение контакта, возбуждение. Подписи от имени Мельберга В.Р. выполнены Мельбергом Н.В., подпись самого пациента Мельберга В.Р. в данной карте отсутствует. В направлении в хоспис от 28.10.2014 г. онкологом указано на заторможенность, эпизоды спутанного сознания и невозможность контакта.
Данная информация была либо, не принята во внимание экспертами, проводившими экспертизу по халатности, либо умышленно сокрыта.

Подтасовка вышеуказанного экспертного исследования, заключается в:
• Умолчании, сокрытии, исключении из экспертного исследования отдельных признаков, фактов, реально установленных в ходе исследования
• Дополнение описания вымышленными деталями или элементами, при помощи которых исследованию придается нужный характер (в заключении экспертной комиссии экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з сказано, что при поступлении 08.03.2014 в ГКБ№23 «При поступлении, находился в сопоре, контакт с ним был затруднен, но понимал, что находится в больнице) Хотя в медицинской карте из ГКБ № 23 фраза «но понимал, что находится в больнице отсутствует)
• Перестановка и смещение в описании отдельных признаков (а именно, как видно из рецензии № 1039/2235 от 15.09.2017г. «В заключении экспертами заведомо ложно выставлен более легкий диагноз по МКБ-10: 07.98 «Органическое расстройство личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями, неуточненное» хотя в материалах экспертизы имеются явные указания на наличие другого заболевания, более тяжелого – F01.98 – «Сосудистая деменция неуточненная»

Уклонение от дачи выводов в категоричной форме, формулирование заключения в форме «не представляется возможным» в данном случае, можно расценить, как «Способ сокрытия факта ложности вышеуказанного заключения»

Заведомо ложное заключение эксперта с уголовно-правовой точки зрения является преступлением против правосудия, с уголовно-процессуальной – вновь открывшимися обстоятельствами (п.1 ч.3 ст. 413 УПК РФ)
Дача лицами, привлекаемыми в соответствии с законом для содействия суду во всестороннем, полном и объективном исследовании материалов дела, заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения может стать серьезным препятствием для правильного разрешения дела, подорвать авторитет суда, существенно ущемить права и законные интересы лиц, обратившихся в эти органы за защитой своих прав и интересов.

На основании всего вышеизложенного, руководствуясь законами РФ, в целях восстановления моих законных прав и интересов, прошу Вас:

• Провести проверку и государственный контроль медицинской деятельности, в части соблюдения законов РФ, порядка организации и порядка проведения медицинской экспертизы в отношении моего отца Мельберга В.Р. экспертами ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» по факту вышеуказанных нарушений законодательства РФ (нарушение требований УПК РФ, ГПК РФ, Федеральный закон 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", полностью нарушает «Приказ Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы») при проведении экспертного исследования.

На мое обращение и просьбу провести проверку к руководителю Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор), мне пришел ответ с отказом в проведении какой-либо проверки.

Расскажите о проблеме друзьям в социальных сетях:

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked ( Обязательно )

Adblock detector