Имена литературных героев ставшие нарицательными

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Некоторые фамилии превращаются в обобщенные понятия буквально на наших глазах (достаточно вспомнить Михаэля Шумахера), а вот многие уже настолько вросли в речь, что мы даже не догадываемся о реально существовавших когда-то эпонимах – так называют людей-прототипов.

Роберт Ловелас

Это нарицательное имя, которым награждают ветреных распутников, является памятью романа Сэмюэла Ричардсона «Кларисса». Книга пользовалась бешеной популярностью у читателей 18 века. Образ молодого аристократа, погубившего честную и целомудренную девушку, оказался настолько ярким, что, к ужасу самого автора, затмил фигуру нежной Клариссы. Ричардсон сетовал, что этот распутник нравится даже добропорядочным гражданам. К слову, сегодня такая особенность зрительского восприятия «плохих парней» не только не удивляет современных авторов, но и активно ими эксплуатируется. Так или иначе, но слово прижилось и благополучно существует до сих пор (правда, как отмечают лингвисты, используется оно только в русском и украинском языках).

Иван Петрович Кулибин

Знаменитый самородок русской земли, прозванный «нижегородским Архимедом», является для нас символом самодельного творчества. Наиболее известными его изобретениями были: проект моста через Неву, ахроматический микроскоп, фонарь-прожектор, речное судно с лопастным двигателем, винтовой лифт, самокатная повозка и многое другое. Первая же работа молодого мастера – уникальные часы с музыкальной шкатулкой и мини-театром так покорили Екатерину II, что императрица приблизила к себе Кулибина. Известно, что Иван Петрович был человеком очень скромным и не любил менять свои привычки. Даже заняв пост заведующего механической мастерской Петербургской академии наук, он везде ходил в длиннополом кафтане, сапогах и носил окладистую бороду, отвечая на многочисленные шутки в свой адрес. Печально, что многие его важные проекты так и не были реализованы.

Гай Цильний Меценат

Этого государственного деятеля Древнего Рима можно было бы назвать первым министром культуры своего времени. Будучи личным другом и помощником императора Октавиана Августа, он не только занимался государственными делами, но и считался известным покровителем изящных искусств. Меценат оказывал помощь многим талантливым поэтам того времени, в том числе Вергилию и Горацию. В отношениях с императором он был неподкупен и любил «резать правду-матку в глаза». Впрочем, монарх именно за это его и любил. Память о покровителе талантов сохранилась, вероятно, благодаря тому, что многочисленные подопечные прославляли Мецената в своих бессмертных произведениях.

Папарацци (Тацио Секкьяроли)

Образ пронырливого журналиста, повсюду сующего свою фотокамеру, впервые появился в фильме Федерико Феллини «Сладкая жизнь». Фамилия этого персонажа – Папараццо, стала с тех пор нарицательной. У данного кинематографического героя был живой прототип – итальянец Тацио Секьяролли. Начав свою карьеру с уличного фотографа, он постепенно стал одним из основателей агентства «Рома Пресс Фото» и личным фотографом Софи Лорен.

Этьен де Силуэт

Данный эпоним вовсе не был человеком, придумавшим вырезать из черной бумаги фигуры и лица. Его имя попало в нарицательные благодаря шутке (возможно, даже не очень-то удачной). Молодой, активный и очень деятельный финансист был принят ко двору короля Людовика XV благодаря протекции самой маркизы де Помпадур. Став генеральным контролером финансов Франции, Силуэт предложил крайние меры для наполнения истощенной королевской казны: налог на роскошь и временный запрет увеселительных мероприятий. Знать ответила ему, естественно, горячей ненавистью и остроумным прозвищем для модных тогда плоских картинок – шутникам показалось, что скупой минимализм этих изображений соответствует характеру предлагаемых реформ.

Донасьен Альфонс Франсуа де Сад (Маркиз де Сад)

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Категория:Рефераты
Рубрика:Литература
Размер файла:18 Kb
Количество загрузок:
Количество просмотров:
Описание работы:реферат на тему Нарицательное имя в русской и зарубежной литературе
Подробнее о работе:Читать или Скачать
ВНИМАНИЕ:Администрация сайта не рекомендует использовать бесплатные Рефераты для сдачи преподавателю, чтобы заказать уникальные Рефераты, перейдите по ссылке Заказать Рефераты недорого
Смотреть
Скачать
Заказать

Нарицательное имя в русской и зарубежной литературе

Если вы не читали, например, трагедии В. Шекспира «Отелло» или романа Сервантеса «Дон Кихот», то слова Отелло, дон Кихот воспримете так же, как и слово Елеазар, о котором ничего не знаете. Для того чтобы узнать значение слова, необходимо обратиться к толковому словарю. Но в словаре некоторые слова могут отсутствовать. Как быть? В таком случае надо обратиться к первоисточнику, т. е. прочитать то произведение, в котором постоянно «прописан» персонаж. Прочитав и уяснив систему образов данного произведения, вы будете не только знать, какое содержание вкладывается в слово, не только правильно употреблять его, но и умело использовать собственное имя персонажа в значении нарицательного существительного. Из многих пьес английского драматурга В. Шекспира особой популярностью пользуются «Отелло» и «Трагическая история Гамлета, принца датского». Из. первой пьесы крылатыми стали имена Отелло и Яго, из второй — Гамлет. Словом Отелло мы называем ревнивого человека (потому что герой трагедии Шекспира — венецианский мавр Отелло был болезненно ревнив и из ревности задушил свою жену Дездемону); словом Яго называем негодяя-клеветника (потому что офицер Яго, воспользовавшись доверчивостью Отелло, оклеветал Дездемону, что и привело ее к гибели); Гамлетом — человека, всегда и во всем сомневающегося (вспомните монолог Гамлета, который начинается словами: «Быть или не быть? — вот в чем вопрос. »).

Друг на друга не похожи Дон Жуан (из комедии французского драматурга Жана Мольера «Дон Жуан») и Дон Кихот (из романа испанского писателя Мигеля Сервантеса де Сааведра «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанческий»). Первый — человек, проводивший жизнь в любовных приключениях. Любителей таких приключений называют донжуанами. Второй — бескорыстный смешной мечтатель, растрачивающий свои силы в борьбе «воображаемыми препятствиями, не учитывающий, что эта борьба бесполезна, и вызывающий у всех только насмешки. Таких мечтателей-фантазеров, далеких от реальной жизни, называют донкихотами. Росинант — имя старой исхудавшей лошади Дон Кихота — тоже стало нарицательным: росинантом шутливо называют изнуренную старую клячу. Анекдотические рассказы о немецком бароне Мюнхгаузене и его невероятных путешествиях и приключениях были известны давно. Их собрал и в 1785 году издал в Оксфорде Р.Э. Распе в переводе на английский язык под названием «Рассказы барона Мюнхгаузена о его чудесных путешествиях и походе в Россию». Человека, беззастенчиво лгущего и хвастающего, подобно Мюнхгаузену, называют Мюнхгаузеном.

Читать дальше:  Льготы медикам пенсионерам в сельской местности

Нередко будут встречаться нарицательные имена, образованные от личных имен персонажей литературных произведений. Чтобы познакомиться с ними, попробуйте определить, какое значение получили следующие собственные имена, перейдя в разряд нарицательных: Гарпагон, Квазимодо, Ловелас, Мефистофель, Робинзон, Рокамболь, Тартюф, Тартарен, Фауст, Чайльд Гарольд, Шехерезада.

Русская классическая литература тоже богата персонажами, имена (точнее — фамилии) которых стали употребляться в качестве нарицательных. Вспомните действующих лиц комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль» Простаковых, Митрофанушку, Скотинина, Вральмана. Кого мы зовем митрофаном? Митрофаном, или Митрофанушкой зовут глуповатого юнца-недоучку. Невежественному кучеру, который становится учителем Митрофана, как нельзя лучше подходит «говорящая» фамилия Вральман, недвусмысленно характеризующая своего владельца. Вральман — значит «хвастун, лгун, враль». В комедии А.С, Грибоедова «Горе от ума» целый ряд фамилий, ставших нарицательными, уже не говоря о выражениях, превратившихся в пословицы и поговорки. Да и значения фамилий вам хорошо известны. Напомним: Фамусов »» надменный бюрократ-карьерист, угодничаюший перед теми, кто стоит выше него; скалозуб — грубый солдафон, ничего, кроме службы, не признающий. Молчалин — угодливый, лицемерный человек, боящий — «разить свое мнение, и беспринципный карьерист; Репетилов — болтун, не имеющий собственных мыслей и повторяющий чужие слова. Исследователи подсчитали, что из всех собственных имен гоголевских персонажей по меньшей мере одиннадцать стали нарицательными. Это Манилов, Коробочка, Ноздрев, Плюшкин, Собакевич, Хлестаков, Чичиков, Менее известны Держиморда, Неуважай-Корыто, Поприщин и Тряпичкин. О держиморде можно сказать, что этим словом называли человека с грубо полицейскими наклонностями. Чем примечателен Неуважай-Корыто? О нем Н.В. Гоголь ничего не говорит. Он только упоминает эту фамилию. И, тем не менее, ее стали употреблять как синоним грубого, некультурного человека. Словом поприщин называют маньяка, высказывающего бредовые идеи, а словом тряпичкин — беспринципного журналиста-болтуна.

Человека можно охарактеризовать и такими именами, как Угрюм-Бурчеев, Балалайкин, Обломов, Кит Китыч (Тит Титыч), Печорин, Рудин, Базаров и другие, Эти собственные имена стали нарицательными, хотя и пишутся иногда с прописной буквы.

"Гоголь не пишет, а рисует",-говорил Белинский. Действительно, портреты и характеры его героев словно нарисованы или, лучше сказать, вылеплены. Проницательный взгляд писателя позволил ему выставить целую кунсткамеру отрицательного. Заметное место в ней занимает галерея образов помещиков. В "Мертвых душах" Гоголь создал типичные портреты помещиков, отразив характерные черты целого сословия, раскрыл духовное обнищание и моральное вырождение этого класса, хотя сам писатель и не думал делать столь решительных выводов.

В образе обходительного, сладкоречивого Манилова показаны бесхозяйственные, расточительные помещики. Все шло само собой, приходило в упадок, мужики пьянствовали и обманывали барина. Ум хозяина занят пустой, несбыточной мечтой. Недаром утвердилось выражение "маниловские мечтания" в смысле бесполезных, безжизненных фантазий. Речь его выспренна. Между тем, за два года Манилов прочитал всего 14 страниц одной единственной книги. Используя выражение Белинского, можно сказать, что Манилов- " старший брат" Обломова, в котором эта помещичья лень достигла крайней степени.

Совершенно другим предстает Собакевич. Это крепкий хозяин, отпускающий ради своей выгоды крестьян на оброк и заработки. Это хозяин- кулак. Он готов продать все, содрать по сто рублей даже за мертвые души. Вся обстановка его дома, манеры, внешность говорят о нравственном одичании этого барина. Он грубиян и циник, не уважает даже людей своего круга. Да, такого дворянина трудно представить "белой костью" и "отцом крестьян". С общественной же точки зрения он представляет собой прошлое явление, ибо ярый враг всяческого прогресса. С такими "господами жизни", конечно, нельзя было вывести страну из экономической отсталости, хотя для крестьян Собакевич лучше, чем Плюшкин.

Под стать собственнической натуре Собакевича и "дубиноголовая" Коробочка, которая набирает потихоньку деньжонок и боится продешевить "мертвые души".

Пределом человеческого падения является Плюшкин. Хотя в литературе много образов скряг, но этот настолько силен, что слово "плюшкинство" как синоним крайней и бессмысленной скупости прочно утвердилось. Он стал "прорехой на человечестве". Крестьяне доведены до такого обнищания, что десятками бегут от него и сотнями мрут, а он утверждает, что народ завел от праздности привычку "трескать". Сам он тоже живет впроголодь, одевается, как нищий (Чичиков даже не признал его за барина, а думал, что это баба). Вся жизнь его проходит в выглядывании того, что можно спрятать, в слежке за ключницей, в ссорах с ней, а в это время добро гниет и гибнет. Душа Плюшкина окаменела, чувства притупились. Омерзение охватывает читателя при раздумьях об этом человеке.

Совершенная противоположность Плюшкину- Ноздрев. Этот готов все променять, проиграть, прогулять, не упускает случая сшельмовать, обмануть другого, отобрать у него, то, что приглянулось. Нечестен он и в картах, потому что шулерство у него в крови. Правда, и бит бывал за это. Энергия его поразительна. Но вся она растрачивается по пустякам и во вред людям. Он готов взяться за самое фантастическое предприятие. Его хвастовство переходит всякую меру. Язык сам собой врет без всякой на то причины или выгоды. Имя его стало нарицательным для наглого враля, кутилы и бузотера.

Читать дальше:  Можно ли работать при закрытой форме туберкулеза

Во втором томе "Мертвых душ" Гоголь обогатил свою коллекцию "мертвых душ" помещиков. Мы видим Петра Петровича Петуха, вся жизнь которого проходит от одной еды до другой, поэтому ему совершенно некогда скучать. Все мысли направлены на то, как бы вкуснее приготовить кушанье. Именье его заложено, но ему и горя мало. Мы встречаем и совершенно не приспособленного к жизни Хлобуева, который разорил семью, продает именье, но на полученные деньги тут же дает обед.

Особняком стоит образ Костанжогло. Бесспорно, такие исключения в России были. Попадались деятельные, предприимчивые дворяне, которые вместе с шерстью с крестьян не сдирали и шкуру. Но не они были типичны. Помещичьи хозяйства разорялись, более характерны были плюшкины, маниловы и ноздревы. А потому и не удался Гоголю тип хорошего помещика.

Проанализировав образы крепостников в поэме, можно сказать, что порочен строй, при котором собакевичи, коробочки, маниловы, плюшкины и им подобные являются хозяевами жизни, распоряжаются судьбами людей, проживают национальное богатство.

Давно ушли в прошлое помещики, но не умирает поэма Гоголя. Образы, им созданные, сделались достоянием русской литературы, а имена этих героев- нарицательными. Недаром о его типах Герцен сказал, что "мы их встречали на каждом шагу" и с помощью Гоголя "мы их увидели, наконец, без прикрас".

Это не правило, но в жизни нередко случается, что жестокие и бессердечные люди, оскорбляющие и унижающие достоинство других, выглядят в конечном счете более слабыми и ничтожными, чем их жертвы. Еще Демокрит в свое время говорил, что “совершающий несправедливость несчастнее несправедливо страдающего”.

Такое же впечатление духовной мизерности и утлости от обидчиков мелкого чиновника Акакия Акакиевича Башмачкина остается у нас после прочтения повести Гоголя “Шинель”, из которой, по образному выражению Достоевского, вышла вся русская литература.

“Нет, я больше не имею сил терпеть! Что они делают со мной. Они не понимают, не видят, не слушают меня. ” Многие из великих писателей откликнулись на эту мольбу героя повести Гоголя, по-своему осмыслили и развили образ “маленького человека” в своем творчестве. Этот образ, открытый еще Пушкиным, после появления “Шинели” стал одним из центральных в литературе 40-х годов. Тема открыла дорогу изображению “последователей” Акакия Акакиевича в творчестве Салтыкова-Щедрина, Некрасова, Островского, Толстого, Бунина, Чехова, Андреева. Многие из них постарались увидеть в “маленьком человеке” своего маленького героя, “своего брата” с присущими ему чувствами доброты, благодарности и благородства.

Что же такое “маленький человек”? В каком смысле “маленький”? Мал этот человек именно в социальном плане, поскольку занимает одну из нижних ступенек иерархической лестницы. Его место в обществе мало заметно или вовсе не заметно. “Маленький” этот человек еще и потому, что мир его духовной жизни и человеческих притязаний также до крайности сужен, обеднен, обставлен всевозможными запретами и табу. Для него, например, не существует исторических и философских проблем. Он пребывает в узком и замкнутом круге своих жизненных интересов.

Гоголь характеризует главного героя своей повести как человека бедного, заурядного, незначительного и незаметного. В жизни ему отведена ничтожная роль переписчика департаментских документов. Воспитанный в атмосфере беспрекословного подчинения и исполнения распоряжений начальства, Акакий Акакиевич Башмачкин не привык размышлять над содержанием и смыслом своей работы. Вот почему, когда ему предлагают задания, требующие проявления элементарной сообразительности, он начинает волноваться, переживать и в конце концов приходит к выводу: “Нет, лучше дайте я перепишу что-нибудь”.

Духовная жизнь Башмачкина созвучна его внутренним чаяниям. Собирание денег на приобретение шинели становится для него целью и смыслом жизни, наполняя ее счастьем ожидания исполнения заветного желания. Кража шинели, приобретенной путем таких больших лишений и страданий, становится для него поистине катастрофой. Окружающие лишь посмеялись над его бедой, однако никто не помог ему. “Значительное лицо” так накричало на него, что бедняга потерял сознание. Почти никто не заметил и смерти Акакия Акакиевича, последовавшей вскоре после его болезни.

Несмотря на “уникальность” созданного Гоголем образа Башмачкина, он не выглядит в сознании читателя одиноким, и мы представляем, что существовало великое множество таких же маленьких, униженных людей, разделяющих удел Акакия Акакиевича. В этом обобщении образа “маленького человека” сказалась гениальность писателя, сатирически представившего и само общество, порождающее произвол и насилие. В этой среде все более и более увеличивается жестокость и равнодушие людей друг к другу. Гоголь был одним из первых, кто открыто и громко заговорил о трагедии “маленького человека”, уважение к которому зависело не от его душевных качеств, не от образованности и ума, а от его положения в обществе. Писатель с состраданием показал несправедливость и деспотичность общества к “маленькому человеку” и впервые призвал его обратить внимание на этих незаметных, жалких и смешных, как представлялось на первых взгляд, людей.

“Между нами не может быть никаких тесных отношений. Судя по пуговицам вашего вицмундира, вы должны служить по другому ведомству”. Вот так по пуговицам мундира, по другим внешним признакам определяется сразу и навсегда отношение к человеку. Так “затаптывается” человеческая личность. Она теряет достоинство, ведь человек не только других оценивает по богатству и знатности, но и себя.

Гоголь призвал общество взглянуть на “маленького человека” с пониманием и жалостью. “Матушка, спаси твоего бедного сына!” — напишет автор. И действительно, некоторые обидчики Акакия Акакиевича вдруг понимали это и начинали испытывать муки совести. Один молодой служащий, решивший, как и все, подшутить над Башмачкиным, остановился, пораженный его словами: “Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?” И молодой человек содрогнулся, увидев, “как много в человеке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости. ”.

Читать дальше:  Как узнать арестованы ли права судебными приставами

Взывая к справедливости, автор ставит вопрос о необходимости покарать бесчеловечие общества. В качестве реванша и возмещения за понесенные при жизни унижения и оскорбления Акакий Акакиевич, вставший в эпилоге из могилы, является прохожим и отбирает у них шинели и шубы. Он успокаивается только тогда, когда отнимает шинель у “значительного лица”, сыгравшего трагическую роль в жизни маленького чиновника.

Смысл фантастического эпизода воскресения Акакия Акакиевича и его встречи со “значительным лицом” заключается в том, что даже в жизни самого, казалось бы, ничтожного человека есть такие моменты, когда он может стать человеком в самом высоком понимании этого слова. Срывая шинель с сановного лица, Башмачкин становится в своих глазах и в глазах миллионов таких же, как он, униженных и оскорбленных людей героем, способным постоять за себя и ответить на бесчеловечность и несправедливость окружающего мира. В такой форме выразилась месть “маленького человека” чиновничьему Петербургу.

Талантливое изображение в поэзии, литературе, так же как и в других видах искусства, жизни “маленького человека” открывало для широкого круга читателей и зрителей ту незамысловатую, но близкую им истину, что жизнь и “извивы” душ “обыкновенных людей” ничуть не менее интересны, чем жизнь выдающихся личностей. Проникая в эту жизнь, Гоголь и его последователи в свою очередь открывали для себя новые грани человеческого характера и духовного мира человека. Демократизация подхода художника к изображаемой действительности приводила к тому, что создаваемые им герои в критические минуты своей жизни могли стать вровень с самыми значительными личностями.

В своей повести Гоголь сконцентрировал свое основное внимание на судьбе личности “маленького человека”, однако сделано это было с таким мастерством и проникновенностью, что, сопереживая Башмачкину, читатель невольно задумывается и о своем отношении ко всему окружающему миру, и в первую очередь о чувстве достоинства и уважения, которые должен вызывать к себе каждый человек, независимо от его социального и материального положения, а лишь с учетом его личных качеств и достоинств.

Поэма «Василий Теркин» написана А.Т. Твардовским на основе личного опыта автора — участника Великой Отечественной войны. В жанровом отношении это свободное повествование-хроника («Книга про бойца, без начала, без конца. »), которое охватывает всю историю войны — от трагического отступления до Победы. Главы поэмы высвечивают разные грани и аспекты событий войны: «На привале», «Перед боем», «Переправа», «Гармонь», «В наступлении», «На Днепре» и др. Стержнем поэмы является образ главного героя — рядового Василия Теркина. Реального прототипа у него нет. Это собирательный образ, соединяющий в себе основные типические черты духовного облика и характера «обыкновенного» русского солдата

Теркин — кто же он такой? Скажем откровенно:

Просто парень сам собой Он обыкновенный.

Впрочем, парень хоть куда,

Парень в этом роде

В каждой роте есть всегда,

Да и в каждом взводе.

Образ Теркина имеет фольклорные корни, это «богатырь, сажень в плечах», «весельчак», «человек бывалый». За иллюзией простоватости, балагурства, озорства скрываются нравственная чуткость и органично присущее чувство сыновнего долга перед Родиной, способность без фразы и позы совершить подвиг.

Подвиг солдата на войне показан Твардовским как каждодневный и тяжкий ратный труд — бой, переход на новые позиции, ночлег в окопе или прямо на земле, «заслонясь от смерти черной только собственной спиной». А герой, совершающий этот подвиг, — обыкновенный, простой солдат:

Человек простой закваски, Что в бою не чужд опаски. То серьезный, то потешный, . Он идет — святой и грешный.

В образе Теркина Твардовский подчеркивает лучшие качества русского характера — смелость, упорство, находчивость, оптимизм и огромную преданность родной земле.

Мать-земля родная наша. В дни беды и в дни побед Нет тебя светлей и краше, И желанней сердцу нет.

Именно в защите Родины, жизни на земле заключается справедливость народной Отечественной войны («Бой идет, святой и правый, смертный бой не ради славы, ради жизни на земле. »).

В Теркине каждый фронтовик узнавал себя. Герой стал нарицательным.

В разделе Литература на вопрос Какие литературные герои стали нарицательными персонажами в жизни? заданный автором Ольга Шишова лучший ответ это не буду повторять те имена, что уже назвали до меня. назову те, которые не назвали:
Дон Кихот из романа Сервантеса
Коробочка и Собакевич из "Мертвых душ"
Отелло из пьесы Шекспира (стал символом ревности)
"тургеневская девушка" — собирательный образ героинь Тургенева
нимфетка — этот термин первым ввел Набоков в "Лолите"
"гадкий утенок", "голый король", "снежная королева", "дюймовочка" —
эти выражения пришли из сказок Андерсена
лилипуты — пришли из произведений Д. Свифта (он придумал это слово)
Скупой рыцарь Пушкина, Гобсек Бальзака — стали символом скупости и жадности наравне с Плюшкиным
Остап Бендер стал символом мошенника и афериста
дядя Степа из стих-я С. Михалкова — так в шутку называют очень высокого мужчину
Амазонка
Гений
(51770)
забавно, что так и девушек называют 🙂

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector