Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53
Вы здесь:  / Юридические справки / Налоговый маневр в нефтяной отрасли для чайников

Налоговый маневр в нефтяной отрасли для чайников

В предыдущих сериях (вот здесь, например) этой столь важной для любого автолюбителя и автопрофессионала саги, мы немного затрагивали и вопрос ценообразования и нюансы "переговоров" с нефтяниками.
С тех пор прошло прилично времени, несколько месяцев, и можно во первых подвести итоги, а во вторых, понятно рассмотреть что за "налоговый маневр" применил МинФин РФ, и почему этот маневр нас привел на бензиновую "встречку".

Что касается "пацанских" договоренностей. По сути, четко их придерживается только сильно-государственная Роснефть. Везде где я был, цена на горючее (а именно на солярку) на Роснефти была ниже всех окружающих цен (только один раз видел цену на солярку ниже на подозрительной АЗС). Причем разница иногда была неприличной, вплоть до 2-3 рублей в случае сетевых заправок (например Лукойл) или даже 4-5 в случае "несистемных".
С одной стороны это конечно не самый плохой вариант, с другой стороны, это порождает два вопроса
1) откуда Роснефть берет в таком количестве соляру и другие виды моторного топлива, ведь очевидно перетекание клиентуры на их заправки. Везде ли на конечные АЗС идет качественное топливо?
2) Насколько в долгосроке такой "государственный демпинг" скажется на существовании и развитии вообще независимых АЗС в РФ.

Ну и третий общий вопрос — сколько еще продлится такой статус-кво. И тут мы снова возвращаемся к изначальной причине взрывного роста цен на горючее.

Итак, цена на нефть начала расти и в начале этого года стала уже вполне приемлемой и даже выгодной для большинства нефтепроизводителей мира, не говоря уж про Россию. Обычно, на "зависящей от нефти" экономике РФ это сопровождалось существенным притоком валюты в страну (положительным сальдо внешней торговли), ростом валютного предложения и, как следствие — укреплением курса (мы берем годы с момента отмены валютного коридора (весна 2014) и перевода валюты в свободное ценообразование).
Соответственно, для нефтедобывающих-экспортирующих компаний, в общем-то, выгода получалась только в области закупок иностранного оборудования, ибо внутри страны они получали рублевой выгоды практически одинаково — грубо говоря в интервале от 3000р за баррель, до 3600 за баррель (на самом деле меньше, т.к. отечественный Urals торгуется с дисконтом к эталонному Brent).
Учитывая, что налоговая нагрузка для таких компаний составляла две компоненты — налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортную пошлину на нефть и нефтепродукты, выходило, что переработка и продажа горючего в РФ была не сильно менее выгодна чем экспорт (т.к. экспортная пошлина приличную часть валютного дохода отнимала).
Собственно, это давало некоторый баланс между экспортом нефти и продажей горючего внутри страны, и сдерживало рост цен на моторное топливо, которое если и росло в цене, то преимущественно из-за роста государственных акцизов.
Сбоить эта схема стала в момент особо низких цен на нефть, когда параллельно происходило два процесса:
1) попытка продать как можно больше нефти, чтобы хоть как-то компенсировать падение выручки из-за низкой цены на нефть
2) попытка минфина вернуть обратно хотя бы часть своих доходов, т.к. сильное падение цены на нефть вызвало существенное падение и получаемых им экспортных пошлин.

Свое практическое значение эта попытка приобрела в "налоговом маневре", в рамках которого МинФин перевел основной вес налоговой нагрузки на НДПИ, по сути ликвидируя постепенно экспортные пошлины. И этот налоговый маневр, грубо говоря, заработал с июля месяца.
Итого, компании платят повышенный НДПИ, и уже больше ничего не выстраивает паритет внутренних доходов (включая затраты на переработку на зачастую устаревших и убыточных НПЗ) и внешних доходов, которые ожидаемо выросли с ростом цены на нефть до 80 долларов баррель.
Ожидаемое следствие просто — нефтедобытчикам-экспортерам в разы выгоднее экспортировать нефть, чем ее перерабатывать и продавать в РФ по фиксированным ценам (т.к. НДПИ получается уплачен одинаковый, что там что тут, а вот продавать нефть можно аж по 80 долларов за баррель, а не за сратые 42 рубля за литр соляра, да еще и с затратами на переработку и перевозку, да за вычетом акцизов и содержания заправок)

Таким образом, налоговый маневр привел к существенному дисбалансу интересов, а ни один торгаш в мире патриотизм на хлеб не намазывает.
Чтобы как-то исправить эту ситуацию, в механизме "маневра" был предусмотрен компенсатор, по которому компаниям, за их, грубо говоря, "патриотическое" сохранение части нефти в РФ, предполагалась компенсация из бюджета, причем, что кстати разумно, большая по размеру для тех кто совершенствует свои НПЗ.

Кстати, Минфин прямо и не скрывал, что цель налогового маневра — "прекратить скрытое субсидирование экономики"(!) и прекратить потери от беспошлинного вывоза нефти и нефтепродуктов в рамках Евразийского союза (плата за наш империализм).

Но гладко было на бумаге — резкий рост курса рубля параллельно росту цены на нефть (как "внезапно" для наших чиновников) привет к ситуации, когда нефтедобытчики — экспортеры начинают требовать с государства все большей "компенсации", которая естественно измеряется в рублях. Грубо говоря, складывается ситуация, когда государство, имея в определенном смысле фиксированный НДПИ на определенный промежуток времени, вынуждено будет выплачивать "обратно" гигантские суммы "недополученной" прибыли на тот тоннаж нефти, который остался внутри страны.

Читать дальше:  Как выглядит документ о приватизации квартиры фото

Т.е. альтернатива и следствие из налогового маневра получается проста:
1) рост цен на горючее внутри страны до общемировых (это район 80-90рублей за литр)
2) компенсация нефтедобытчикам их "недополученной прибыли" — это порядки сотни миллиардов рублей+ в месяц при текущем курсе и уровне цен на нефть.

Что в лоб, что по лбу. Допустить такой рост цен на горючее правительство не может (хотя один черт, ближайшие выборы уже прошли), но и выплачивать такие суммы из бюджета оно не в состоянии.
В итоге, я полагаю, начнутся опять "устные договоренности", в результате которых
а) постепенно цены на горючее еще подрастут, возможно умеренно, в "рамках инфляции" на 2-3-4-5 рублей (тем более что рост акцизов никто не отменял)
б) государство выплатит нефтяникам только часть причитающихся им денег взывая к патриотизму и намекая на кнут в руке. Собственно аллюзии на это уже звучат в выступлениях публичных лиц, о нереальной рентабельности нефтедобычи на текущий момент — с соответствующим ростом котировок Роснефти, Лукойла, Татнефти и т.д.

Подведем сухой вывод.
1) Государственные мужи в очередной раз оказались неспособны при разработке "налогового" маневра учесть все возможные варианты развития событий, и затыкая одну дырку, проделали другую
2) Политика договоренностей "по понятиям" в значительной степени провоцирует такую вот "работу" со спущенными рукавами, типа если что пойдет не так — договоримся
3) В очередной раз, просчеты правительства будут затыкаться "нашими" деньгами — в пользу сверхдоходов нефтянки.
4) Будет удивительно, если при сохранении такой диспропорции экспортных и внутренних доходов в среднесроке, цены на моторное топливо все же не начнут постепенно подрастать.

Всем доброго дня, внимания к происходящему в нашей стране, не бухаем за рулем.
Ставим лайки, делаем репосты, бережем карму.

Анастасия Степанова

Россия рискует проиграть борьбу за рынок углеводородов

Конкуренция на мировом нефтяном рынке растет. Появилась четкая тройка лидеров – это США, Россия и Саудовская Аравия, причем США уже выходят на первое место. В этой конкурентной борьбе Россия, похоже, может проиграть и потерять даже второе место. Главная причина – отсутствие в стране стабильного налогового режима, а также решения правительства по завершению большого налогового маневра в нефтяной отрасли, разработанные и принятые в одностороннем порядке. И это в тот период, когда ведущие мировые нефтяные компании на Западе получают мощную государственную поддержку в виде снижения налогов и получения субсидий.

Если говорить об успехах США, то причины нефтяного прорыва вполне понятны. По мнению старшего аналитика БКС «Премьер» Сергея Суверова, «это связано во многом с тем, что администрация Трампа поддерживает свои нефтяные компании. Прошла налоговая реформа, был снижен налог на прибыль корпораций с 35 до 21%, но именно нефтяные компании получили беспрецедентные льготы. Многие из них не платили вообще налогов в прошлом году, такие компании, как Chevron, Halliburton, получили налоговые льготы из бюджета».

В итоге Exxon в прошлом году получила благодаря снижению налога на прибыль 5,9 млрд долл., Chevron – 3,2 млрд. Та же картина в Саудовской Аравии, где налоговая нагрузка для нефтяников снижена с 85 до 50%. Кроме того, компании королевства получают субсидии в случае стабилизации цен на внутреннем рынке. В России же, наоборот, налоговая нагрузка остается высокой.

«США в прошлом году впервые стали нетто-экспортером газа и в декабре впервые с 1949 года стали нетто-экспортером нефти, то есть они вошли на мировой рынок и стали очень сильно теснить конкурентов за счет агрессивной поддержки государством своих нефтяных компаний, – напоминает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. – И при этом компании имеют налоговые льготы. В прошлом году они, по-моему, вообще налогов не платили, то есть делали все для того, чтобы они могли расшириться, захватить рынок. Если раньше можно было сидеть, спокойно качать нефть, продавать сырье и ни о чем не думать, то сейчас это становится невозможно». По мнению эксперта, сегодня наблюдается глобальный тренд: компании уходят в сложные, но наиболее доходные производства – в нефтехимию, нефтепереработку и газохимию. К примеру, Saudi Aramco более 40% своей выручки получает от нефте- и газохимии. Но развивать эти отрасли она может именно благодаря тому, что государство оставляет компании средства на развитие.

«США и Саудовская Аравия, пользуясь тем, что они довольно сильные игроки, доминирующие на рынке, предоставляют своим компаниям максимум преференций, – подчеркивает директор Центра политической информации Алексей Мухин. – Если мы будем продолжать душить налогами нефтяную отрасль, мы просто проиграем этот рынок. Необходимо вести более агрессивную политику, поддерживать отечественные компании. Агрессивная политика – это модель поведения США и Саудовской Аравии. Они не стесняются делать то, что остальные в приличном обществе должны бы стесняться делать. То есть я имею в виду крайние формы протекционизма для своих компаний, возможность наплевать на нормы международного сотрудничества, на нормы ВТО, на нормы поведения на нефтяном рынке. При этом активно используются не только экономические и фискальные рычаги, но и помощь компаниям, прямое их субсидирование и т.д. Речь идет и о политических моментах. Почему американские компании, особенно нефтяные, так обожают Дональда Трампа, хотя сначала выступали против него? Потому что он просто действует в их интересах. Он глобальный лоббист. Если наши российские власти, политические власти начнут действовать точно так же, то мы получим конкурентные преимущества. Если мы их не получим, то потеряем рынки, от этого никуда не деться».

По мнению эксперта, российские фискальные и финансовые ведомства, в первую очередь Минфин, ведут весьма противоречивую работу: «Возникает вопрос: вы что, за супостата, что ли? Вы – «пятая колонна» какая-то? Рынок развивается нормально, организм развивается нормально, если существуют четкие правила игры, которые можно прогнозировать. Тогда и бизнес зарабатывает, и можно нормально развиваться. Когда правила игры постоянно меняются, когда временные фискальные меры становятся постоянными, организм просто не развивается. Он начинает слабеть, он начинает бороться за выживание. Где уж тут о глобальной конкуренции говорить?»

«Бизнес может хорошо работать, он может работать гениально, он может работать лучше всех в мире, – говорит Михаил Делягин, – а потом приходит Минфин и создает налоговую конструкцию, в которой работать нельзя в принципе». Эксперты напоминают по этому случаю ставший уже расхожим термин «бюджетобесие». Сергей Суверов подчеркивает, что в РФ имеется профицит бюджета, а Фонд национального благосостояния в следующем году уже составит 10% ВВП (то есть резервы есть), что говорит о «бюджетном фанатизме». И с этим трудно спорить, так как по состоянию на 1 мая государство имеет в казне 11,1 трлн руб. неиспользуемых остатков федерального бюджета.

Читать дальше:  Как оформить бесплатный проезд инвалиду 2 группы

Нефтяные компании РФ имеют уникальную стратегию, которая позволяет им побеждать на мировом рынке, убежден ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев: «За последние годы результаты очень впечатляющие. Смысл этой стратегии в том, что мы организуем альянсы с потребителями нефти, причем пускаем их очень близко в свою нефтедобывающую отрасль. В результате у нас возникают цепочки, которые позволяют получать дополнительную прибыль всем участникам. И в этой ситуации Саудовская Аравия не может с нами конкурировать. Они пытались перекупить завод в Вадинаре, в Индии, который купила «Роснефть», но сделать ничего не смогли, потому что наши предложили 49% акций добывающих компаний в обмен на акции завода в Вадинаре, а Саудовская Аравия, кроме денег, ничего предложить не может».

Для нефтяной отрасли страны крайне важно создавать кластеры, сегменты опережающего развития, в том числе в нефтехимической отрасли, чтобы успешно конкурировать на мировых рынках. Крупные американские компании, как и саудовские, сегодня именно этим и занимаются. России нужно действовать аналогично, но этому мешают неприемлемые налоговые условия. Как говорит Михаил Делягин, «правительство прилагает титанические, колоссальные усилия для расчистки российского рынка для глобальных корпораций. Для того чтобы здесь не было нефтехимии, не было нефтепереработки и т.д.».

Речь идет в первую очередь о пресловутом налоговом маневре. Смысл этого маневра, говорит эксперт, в том, «чтобы в России было невыгодно производить бензин, а было выгодно сырую нефть отдавать на Запад, чтобы там добрые хорошие люди с правильными лицами производили бензин и продавали его нам сюда, потому что у нас в результате этих действий повышают себестоимость сырой нефти и снижают пошлины на экспорт». То есть фактически внутреннюю цену делают такой же, как в мире. В итоге в цене бензина три четверти – это налоги. Причем помимо повышения общего налогового бремени государство занимается дезорганизацией отрасли путем постоянного изменения налоговых правил, потому что 50 поправок в Налоговый кодекс внесено только за последнее время.

Создается ситуация, когда нефтепереработка, как и нефтехимия, в России становится нерентабельной отраслью. Крупные корпорации внутри себя дотируют нефтепереработку за счет прибылей, а независимые НПЗ, как выясняется, работать в таком режиме не могут.

Наглядный пример – ситуация вокруг проекта Восточного нефтехимического комплекса (ВНХК). Как уже писала «НГ» (см. номер от 16.05.19), «Роснефть» прекратила разработку проекта, который предполагал строительство НПЗ и нефтехимического комплекса в Приморье. Но фискальные действия Минфина не позволяют проекту ВНХК достичь уровня рентабельности аналогичных нефтехимических проектов, реализуемых в США и на Ближнем Востоке. В Минфине, похоже, не собираются помогать отрасли, предпочитая вводить все новые схемы налогообложения нефтяников. И можно смело утверждать, что пресловутый налоговый маневр погубил перспективный проект.

Такая же ситуация и с ценами на бензин. «В прошлом году подскочили цены на бензин на внутреннем рынке, – напоминает Рустам Танкаев. – Правительство немедленно снизило акциз, и цены на бензин зафиксировались и даже несколько упали. Но при этом правительство стало готовить настоящую программу по уничтожению нефтепереработки в России. В чем она состояла? Тщательно эшелонированно подготовили фиксацию цен на бензин и дизельное топливо административными мерами и одновременно подготовили повышение налогового бремени на нефтепереработку. В результате, как мы знаем, 31 октября прошлого года были зафиксированы цены на бензин, а с 1 января в полтора раза увеличили налоговую нагрузку на нефтепереработку. Сюда вошло всё: и налог на добычу полезных ископаемых, то есть налоговый маневр, и повышение акцизов в полтора раза, и рост НДС, и рост тарифов на перевозку и бензина, и, естественно, сырой нефти – все вместе. Все вместе сделало все нефтеперерабатывающие заводы в России нерентабельными, все до единого. Все 37 крупных заводов и все 22 мелких нефтеперерабатывающих завода – все стали убыточными».

«Нужно просто расстаться с бюджетобесием, – резюмирует Михаил Делягин. – Снизьте налоги, нормализуйте ситуацию, откажитесь от налогового маневра, положите акцизы на место, положите НДС на место, и все будет в порядке. Ради чего они загоняют деньги в федеральный бюджет, который захлебывается от них? Более 11 трлн они накопили, они в этом году 3 трлн хотят еще дополнительно туда сложить. Так Чаушеску довел Румынию до революции в 1989 году».

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

«>

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked ( Обязательно )

Adblock detector