Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53
Вы здесь:  / Юридические справки / Неправильное толкование норм материального права

Неправильное толкование норм материального права

Правовые отношения в мире

Каждое из приведенных в этом пункте оснований для отмены решения суда раскрыто в ст.363 и 364 ГПК. Значимость этих оснований выражается в том, что они могут повлечь отмену судебных решений не только в кассационном, но и при определенных условиях в надзорном порядке, о чем будет сказано ниже. Поэтому эти основания следует проанализировать подробно. проведение инвентаризации http://sk-invent.ru/services/inventarizatsiya-os/ имущества и ОС

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, и в случае если: а) суд не применил закон, подлежащий применению; б) суд применил закон, не подлежащий применению; в) суд неправильно истолковал закон (ст.363 ГПК).

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд разрешает дело без учета правовой нормы, регулирующей рассматриваемое правоотношение: например, отказывает гражданину в иске о взыскании с организации неустойки за нарушение сроков строительства жилого дома, предназначенного для удовлетворения нужд истца в жилье, по тому мотиву, что договором между ним и подрядчиком штрафные санкции не предусмотрены, хотя в данном случае возникшие отношения регулируются Законом РФ "О защите прав потребителей", и в силу его ст.28, ошибочно не примененной судом, за нарушение установленных сроков выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю неустойку в определенном этой статьей размере.

Если суд не назвал в своем решении закон, которым он руководствовался, однако разрешил дело на основании надлежащей нормы, нельзя сделать вывод о том, что не применен закон, подлежащий применению. Данный недостаток судебного решения устраняется судом кассационной инстанции, которая указывает на закон, на основе которого разрешено дело. Вывод о незаконности решения суда можно сделать лишь в том случае, когда дело разрешено в противоречии с законом, регулирующим спорное правоотношение.

Применение закона, не подлежащего применению, обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией возникших отношений. Например, по иску таможенного органа об истребовании автомобиля, не прошедшего таможенного оформления, суд применяет к отношениям, регулируемым таможенным законодательством, нормы гражданского права. Подобное нарушение будет иметь место и в тех случаях, когда суд применяет закон, введенный в действие после возникновения спорного правоотношения и не имеющий обратной силы, либо закон, признанный утратившим силу.

Неправильное истолкование закона выражается в том, что суд, применяя закон, подлежащий применению, неправильно понимает его смысл и содержание, вследствие чего делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Например, применяя исковую давность по заявлению третьего лица, на заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, и отказывая в иске по этому основанию, суд неправильно толкует п.2 ст.199 ГК, в силу которого исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре. Третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны по делу, но не имеют прав стороны в материальном споре, не вправе распоряжаться предметом спора (ст.43 ГПК), в связи с чем не могут обращаться с заявлением о применении исковой давности относительно предмета спора.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к отмене решения суда только в том случае, если оно привело или могло привести к неправильному разрешению дела. Вопрос о том, как отразилось допущенное судом процессуальное нарушение на правильности решения суда, а следовательно, о наличии или отсутствии оснований для его отмены, кассационная инстанция решает в каждом конкретном случае исходя из характера процессуального нарушения, степени его влияния на процессуальные права и обязанности участвующих в деле лиц и других обстоятельств, имеющих значение для оценки законности решения суда первой инстанции.

В ч.2 ст.362 ГПК сделана важная оговорка о том, что правильное по существу решение суда не может быть отменено по одним только формальным основаниям. Эта норма исключает возможность отмены решения лишь в целях устранения нарушений, не влияющих на исход дела.

Вместе с тем в ч.2 ст.364 ГПК содержится перечень процессуальных нарушений, которые являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции. Такие нарушения ни при каких условиях не могут быть признаны формальными. При их наличии нельзя считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право каждого быть выслушанным беспристрастным судом, созданным на основании закона. Это затрагивает основные права и свободы человека, защищаемые не только национальным законодательствам, но и нормами международного права, являющимися в силу ст.15, ч.4, Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

Административные санкции за налоговые правонарушения.
Исследуя в совокупности все установленные данные, должностное лицо налогового органа, принимая решение по административному делу, решает вопрос об освобождении лица, допустившего правонарушение, нарушение налогового законодательства от административной ответственности и ограничивается устным замечанием в отношении него. Полный перечень предусмотренных законодателем налоговых правонарушений .

ЗАЯВЛЕНИЕ АВТОРА
Для понимания первых четырех книг этого труда следует заметить, что 1) под словом республиканская добродетель я разумею любовь к отечеству, т. е. любовь к равенству. Это не христианская или нравственная, а политическая добродетель; она представляет ту главную пружину, которая приводит в движение республиканское правительство подобно тому, как честь является движущей пружин .

Нарушение норм материального права в гражданском процессе может являться одной из причин для изменения судебного акта или даже его отмены. Рассмотрим, что именно считается таким нарушением и какова должна быть степень его серьезности.

Разница между материальным и процессуальным правом

Материальное право – нормы, которые непосредственно регулируют общественные отношения. Они собраны в кодексах, законах, актах правительства и органов центральной власти, имеющих соответствующие полномочия по их изданию. Например, гражданский кодекс, закон «О защите прав потребителей». Постановления Правительства, иные следующие за ними акты также относятся к материальному праву. Не всегда понятно, какой акт применять, ведь они часто не согласованы между собой.

С процессуальным правом все проще. Оно включено в процессуальные кодексы. Иногда нормы, регулирующие процесс, изложены и в актах материального права, и тому пример закон о правах потребителей.

Нормативное регламентирование

Порядок применения законодательства регулируется нормами ГПК. Значительное влияние на практическое применение норм оказывается разъяснениями ВС РФ и судов уровня субъектов. Несмотря на применение понятия "нарушение норм материального права", критерии все же отличаются, если говорить обо всех стадиях рассмотрения дела.

Поводы для отмены решений

В процессуальных кодексах в качестве причины изменения или отмены судебных актов перечисляются разные поводы:

  • нарушения норм материального права;
  • нарушения процедуры рассмотрения дела в суде.
Читать дальше:  Вам нужно срочно представить отчет о командировке

В качестве причины достаточно одного из поводов. При этом они считаются серьезными, если оказали влияние на результаты по делу или могли оказать его.

Подходы к оценке серьезности

Апелляционная стадия предусматривает выявление нарушений норм материального права как таковых. Кассационная стадия требует указать в жалобе нарушения, являющиеся существенными. Что именно понимать под таковыми, в данном случае не указывается. В разъясняющих документах Верховного суда на этот счет ничего также не отмечается, и по аналогии применяются положения об апелляционном пересмотре. Правда, там говорится о нарушениях как таковых.

Картина становится яснее, если изучить судебную практику кассационных инстанций по тем или иным делам, в частности главного суда страны. Другое дело, что судьи, указывая на правильные, по их мнению, подходы, сами не всегда их придерживаются. Таким образом, что определяется как существенные нарушения норм материального и процессуального права, до конца не выяснено.

Серьезные нарушения процесса

Если рассматривать нарушения норм материального и процессуального права в целом, то по первой категории в законе сказано немногое, конкретики мало. В случае с процедурными нормами сделано несколько иначе. Есть ошибки, которые может счесть достаточно серьезными суд, разбирающий дело.

Есть же нарушения, считающиеся серьезными в силу указания закона, без дополнительных условий:

  • незаконный состав суда;
  • отсутствие сведений об извещении заинтересованной стороны по делу о заседании;
  • нарушение правил о языке (например, не привлечен переводчик);
  • судебный акт затронул права и интересы лиц, которые не привлекались к процессу;
  • судебный акт не подписан судьей или судьями или подписан, но не теми, кто принимал его;
  • судья не выполнил правила о совещательной комнате;
  • отсутствие протокола заседания.

Одного из перечисленных пунктов достаточно, чтобы решение отменили и на нарушения судом норм материального права не обратили внимания.

Теперь о материальном праве

ГПК описывает нарушения в области материального права следующим образом:

  • неприменение закона, который должен был быть применен;
  • применение не того закона;
  • неправильное толкование норм закона.

Несмотря на то что говорится о законе, данное правило вполне применимо к иным нормативно-правовым актам материального права. В таком случае работает положение о применении процессуального закона по аналогии.

Неправильный выбор закона для решения дела

Здесь подразумевается две ситуации:

  • выбран не тот нормативный акт (например, суд применил статьи не земельного, а гражданского кодекса);
  • применена не та редакция нормативного акта.

Первый вариант не редкость из-за путаницы в соотношении законов и иных актов. Подобное происходит в сфере регулирования деятельности юридических лиц. Их статус регламентируется и ГК и специальными законами, совместить их бывает совсем не просто. Приходится выбирать между несколькими подходами. Отметим, что периодически меняется и позиция высших судов относительно того, который из них правильный. Имеет место разница в понимании закона между Верховным и Конституционным судами.

Некоторые дела весьма специфичны, например, споры в сфере ЖКХ. Там действует целый пласт нормативных документов, значительно ограничивающих в реальности непосредственное действие кодексов.

Российское законодательство трудно назвать стабильным. Регулярно в нормативные акты вносят изменения. Задача судьи правильно определить, какая редакция действовала на момент возникновения спора между сторонами. Иногда сталкиваются с необходимостью изучить документ, который уже отменен. Путаница возникает из-за многоступенчатого порядка вступления актов в силу. Проходит немало времени между подписанием и опубликованием, из-за чего не всегда ясно, в каких временных рамках он действует. Это две основные причины нарушения норм материального права в гражданском процессе.

Вопросы толкования

Задача практикующего юриста – понять смысл закона или подзаконного нормативного акта. Они не всегда написаны так, чтобы было легко понять их смысл. Встречается несогласованность даже в рамках одной статьи закона, не говоря о его положениях, размещенных в разных частях документа. Даже вполне ясная норма может вызывать двоякое толкование.

При составлении текста нормативного документа применяется принцип: от общего к частному. Нельзя сказать, что он успешно применяется. Периодически изложение исключений из общего правила делается так, что до конца непонятно, на какие именно ситуации они распространяются.

Спасением в некоторой степени являются позиции Высших судов, однако они даются не всегда или не дают ответы на все вопросы, появляющиеся у судей.

В заключение

Нарушение судом норм материального и процессуального права – причина отмены ранее принятых судебных актов, упоминающаяся в постановлениях апелляционного и кассационного уровня. Первая касается неправильного выбора акта, который регулирует спорные отношения (не так редакция, применен документ, имеющий меньшую юридическую силу, и т. д.).

Процессуальные нарушения — невыполнение порядка рассмотрения дела. Одного из них достаточно, чтобы судебный акт отменили. Эти нарушения имеют больше влияния на карьеру судьи, чем ошибки в применении материального права.

Допущенные судом нарушения норм процессуального права и неправильное толкование примененных норм материального права привели суд к неверным выводам относительно обстоятельств возникшего спора, что послужило основанием для отмены решения суда в надзорном порядке.

В ноябре 2007г. А. обратился в суд с иском к К., управлению Роснедвижимости по РО, ДИЗО г. Ростова-на-Дону, К.», МУ «Фонд имущества г. Ростова-на-Дону, третье лицо — УФРС по РО, о восстановлении права на земельный участок площадью 308 кв. м по ул. Чернявского в г. Ростове-на-Дону, обязании К. освободить самовольно захваченный земельный участок по тыльной стороне межи, признании недействительным акта установления и согласования границ земельного участка № 000 от 01.01.2001г., выполненного .» и утвержденного территориальным отделом №18 Управления Роснедвижимости по РО.

В обоснование требований истец указал, что он является собственником домовладения по ул. Чернявского в г. Ростове-на-Дону в порядке наследования после смерти матери Ч., которой в 1955г. земельный участок, расположенный в данном домовладении, предоставлялся в бессрочное пользование под строительство индивидуального жилого дома.

В 1994г. в порядке приватизации земли истец стал собственником земельного участка площадью 308 кв. м в данном домовладении.

С ответчицей по делу – собственником смежного (по тыльной меже) земельного участка по ул. Ватутина фактически сложился порядок пользования соседними земельными участками.

Хотя при оформлении ответчицей правовых документов на выкуп земельного участка истцом и был подписан акт установления и согласования границ земельного участка ответчицы № 000 от 01.01.2001г., однако впоследствии выяснилось, что согласно составленному плану межевания участков площадь земельного участка по ул. Ватутина налагается на участок истца и приводит к его уменьшению, а также тому, что возведенные истцом на своем участке подсобные строения лит. «Л» и лит. «О» оказываются на территории участка ответчицы.

Читать дальше:  Направление в санаторий от поликлиники для ребенка

В ходе рассмотрения дела А. дополнил предъявленный иск требованиями о признании недействительными договора купли-продажи земельного участка по ул. Ватутина от 01.01.2001г., заключенного между К. и МУ «Фонд имущества г. Ростова-на-Дону», акта межевания границ; распоряжения ДИЗО администрации г. Ростова-на-Дону № 000 от 01.01.2001г. о передаче К. в собственность за плату земельного участка по ул. Ватутина площадью 324 кв. м и государственной регистрации от 01.01.2001г. за К. права собственности на земельный участок площадью 324 кв. м с кадастровым номером

Ответчица иск не признала и предъявила встречный иск о возмещении морального вреда.

02 июля 2008 года П-ий районный суд г. Ростова-на-Дону вынес решение, которым А. в удовлетворении иска отказал.

Отказал К. в удовлетворении встречного иска о возмещении морального вреда.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 01.01.01 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе А. просит об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

По утверждению заявителя, судами были неправильно определены значимые для дела обстоятельства, не исследованы доказательства, а также не дана оценка допустимости и относимости доказательств.

Заявитель не согласен с выводами судов первой и кассационной инстанций о том, что границы земельного участка К. были описаны в установленном законом порядке с отсутствием каких-либо нарушений.

Как указывает заявитель, судом не было учтено то обстоятельство, что в ходе производства землеустроительных работ К.» межевание объекта землеустройства было выполнено с нарушением — состав и содержание работ при межевании объекта землеустройства не соответствовали требованиям, которые предусмотрены постановлением Правительства РФ от 01.01.2001г. № 000 и Методическими рекомендациями по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденными Росземкадастром 17.02.2003г. Границы земельного участка не были согласованы с А., а при подписании акта межевания границ земельного участка он был введен в заблуждение. То, что факт согласия с проведенным межеванием подтверждается его личной подписью, само по себе не является прямым доказательством согласия А. с проведенным межеванием границ земельных участков. Отсутствие специальных знаний не позволило А. осознать факт накладки земельных участков друга на друга, а визуально А. не представлялось возможным увидеть произошедшую накладку, поскольку сотрудниками К.» не были установлены отличительные знаки и не была проведена граница, позволяющая визуально определить границу межевания.

По утверждению заявителя, о наличии нарушения его прав ему стало известно лишь после составления акта К.», то есть после получения им схемы земельного участка, составленной по инициативе истица МУП «Городской центр кадастра и геодезии» (МУП «ГЦК и Г»).

Как указывает заявитель, суд, ссылаясь на положения ст.56 ГПК РФ, указал, что А. не представил доказательств, подтверждающих факт прихвата К. его земельного участка. При этом оставил без внимания, что строения лит. «О» и лит. «Л», возведенные в 50-х года 20-го века, и находящиеся в его пользовании, по результатам межевания оказались на участке ответчицы. При разрешении возникшего спора судом также оставлено без внимания, что по результатам межевания площадь его участка уменьшилась с 308 кв. м до 302 кв. м

Не согласен заявитель и с суждениями суда первой инстанции относительно того, что истец уклонился от оплаты за проведение назначенной по его ходатайству экспертизы. Договор на оказание экспертных услуг и квитанция об оплате от 01.01.2001г. им были представлены суду в заседании 02.07.2008г., однако судом оставлены без внимания и соответствующей оценки.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителя К., президиум находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене в надзорном порядке в части разрешения требований А. по следующим основаниям.

Основанием предъявленного А. иска является ссылка на нарушение его прав, допущенных при проведении К.» межевания соседнего земельного участка ответчицы, выразившееся в том, что согласно разработанному кадастровому плану земельный участок по ул. Ватутина частично налагается на участок истца по ул. Черняховского, что влечет уменьшение его площади на 4 кв. м, а также то, что часть принадлежащих А. строений лит. «Л» и лит. «О» оказывается на смежном участке ответчицы.

Отказывая А. в иске, суд первой инстанции сослался на положения ст. ст.17,26 ФЗ «О землеустройстве», ст.69 ЗК РФ, ст. 19 ФЗ «О государственном земельном кадастре» и исходил из того, что размеры границ земельного участка К. с истцом, как со смежным землепользователем, были согласованы, что подтверждается его подписью в акте согласования границ № 000. Доводы истца относительно того, что он был введен ответчицей и сотрудниками К.» в заблуждение, по мнению суда, являются несостоятельными.

С такими выводами суда согласилась судебная коллегия.

Однако с выводами суда нельзя согласиться, поскольку они сделаны при неверном определении круга значимых для дела обстоятельств, неправильном применении и толковании норм материального права, что повлекло вынесение незаконного решения.

В соответствии со ст.17 ФЗ «О землеустройстве» от 01.01.2001г. №78-ФЗ (в редакции ФЗ от 01.01.2001г. №87-ФЗ, действовавшей на момент возникновения спора) межевание объектов землеустройства представляет собой работы по установлению на местности границ муниципальных образований и других административно-территориальных образований, границ земельных участков с закреплением таких границ межевыми знаками и описанию их местоположения.

Межевание объектов землеустройства осуществляется на основе сведений государственного земельного кадастра, землеустроительной, градостроительной и иной связанной с использованием, охраной и перераспределением земель документации.

Местоположение границ земельных участков, используемых для индивидуального жилищного и гаражного строительства. может определяться с использованием сведений государственного земельного кадастра, документов территориального планирования (в том числе генеральных планов поселений и городских округов), документации по планировке территории для размещения объектов индивидуального жилищного и гаражного строительства, . землеустроительной документации при наличии соответствующих картографических материалов.

Межевание объекта землеустройства включает в себя следующие работы:

определение границ объекта землеустройства на местности и их согласование с лицами, права которых могут быть затронуты;

закрепление на местности местоположения границ объекта землеустройства межевыми знаками и определение их координат или составление иного описания местоположения границ объекта землеустройства;

изготовление карты (плана) объекта землеустройства (п.9 «Положения о проведении территориального землеустройства», утвержденного постановлением Правительства РФ от 01.01.2001г. № 000, п. п.4 п.6 «Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства», утвержденных Руководителем Федеральной службы земельного кадастра России 17.02.2003г.).

В силу пунктов 14.6 и 14.7 упомянутых «Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства», утвержденных Руководителем Федеральной службы земельного кадастра России 17.02.2003г., согласованные границы объекта землеустройства закрепляются межевыми знаками, фиксирующими на местности местоположение поворотных точек границ объекта землеустройства.

Читать дальше:  Банк не перечислил деньги по платежному поручению

Допускается закрепление границы межевыми знаками в виде естественных или искусственных предметов, обеспечивающих закрепление поворотной точки границы на период проведения работ (временный межевой знак), или в виде искусственного предмета, закрепленного в земле или твердом покрытии и обеспечивающего постоянство местоположения на местности поворотной точки границы объекта землеустройства после проведения землеустройства (долговременный межевой знак).

Пунктом 4 ст.69 ЗК РФ и п.10 «Положения о проведении территориального землеустройства», утвержденного постановлением Правительства РФ от 01.01.2001г. № 000, предусмотрено, что при проведении землеустройства должен быть обеспечен учет законных интересов лиц, права которых могут быть затронуты при его проведении.

Заинтересованные лица вправе обжаловать действия, ущемляющие их права и законные интересы, в установленном порядке.

С учетом приведенных норм материального права правильное разрешение возникшего спора зависело не только от установления наличия подписи истца в акте согласования границ № 000, но и от установления того, соответствовали ли состав и содержание проведенных К.» работ по межеванию земельного участка К. требованиям, предусмотренным приведенными выше постановлением Правительства РФ от 01.01.2001г. № 000 и «Методическими рекомендациями..».

Каких-либо данных о том, что согласованные границы смежных земельных участок сторон были закреплены временными либо долговременными межевыми знаками, в материалах дела не имеется. Указанное обстоятельство вопреки требованиям ч.2 ст.56 ГПК РФ судом на обсуждение лиц, участвующих в деле, не ставилось.

Вместе с тем, по утверждению А., наличие в акте № 000 его подписи само по себе не может являться подтверждением тому, что границы земельного участка К. с ним были согласованы, поскольку сотрудниками К.» отличительные межевые знаки не выставлялись, и линия межи, позволяющая визуально определить границу межевания, не устанавливалась. Отсутствие же специальных познаний не позволило А. осознать факт частичной накладки земельных участков друг на друга, а визуально ему не представилось возможным увидеть произошедшую накладку. Вместе с тем, выявленный сотрудниками МУП «Городского центра кадастра и геодезии» факт накладки земельных участков по ул. Ватутина и ул. Черняховского г. Ростове-на-Дону в силу п.10 ст.26 ФЗ от 01.01.2001г. «О государственном земельном кадастре» повлек приостановление проведения государственного кадастрового учета его земельного участка, поскольку представленные им документы признаны не соответствующими требованиям, предъявляемым к проведению государственного кадастрового учета земельных участков.

С учетом характера возникших по делу правоотношений обстоятельства, на которые ссылался истец в обоснование своих требований, являлись юридически значимыми и нуждались в проверке суда первой инстанции с привлечением соответствующих специалистов.

Назначенная судом по ходатайству истца судебная техническая экспертиза по делу проведена не была по тому основанию, что А., на которого возлагалась обязанность по оплате за ее проведение, не выполнил данное указание определения суда от 01.01.2001г.

Как видно из дела, срок по оплате за проведение данной экспертизы истцу был действительно установлен до 23.05.2008г.

Однако 02.06.2008г. и 19.06.2008г. А. суду заявлялись ходатайства об отложении дела слушанием в связи с заключением им с .» договора на проведение экспертизы границ земельного участка, в подтверждение чего представлена квитанция об оплате на сумму 7800 руб.

Указанные ходатайства со стороны суда оставлены без внимания.

В судебном заседании 02.07.2008г. судом отказано в удовлетворении ходатайства истца о направлении дела в экспертное учреждение (Южное федеральное общество судебной экспертизы) при наличии данных о произведенной им оплате за проведение экспертизы 30.06.2008г. в сумме 20000 руб.

В этой связи, заслуживают внимания доводы заявителя о том, что вследствие отказа суда в направлении дела в экспертное учреждение значимые для дела обстоятельства, касающиеся причин образования в результате межевания накладки друг на друга двух кадастровых планов на соседние земельные участки, остались невыясненными, а он (истец) был лишен возможности доказать обоснованность заявленных требований.

Как видно из дела, выявленное МУП «ГЦКиГ» пересечение границ земельных участков К. и А. для территориального отдела №18 по г. Ростова-на-Дону Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Ростовской области явилось основанием для принятия решения от 01.01.2001г. о приостановлении проведения кадастрового учета изменений земельного участка истца до устранения причин, препятствующих его проведению с указанием на то, что в случае не устранения противоречий, в силу п.9 ст.26, п.2 ст.27 ФЗ от 01.01.2001г. «О государственном кадастре недвижимости» будет отказано в проведении государственного кадастрового учета земельных участков.

В силу ст. 387 ГПК РФ (в редакции ФЗ от 01.01.2001г. )
основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора
являются существенные нарушения норм материального или процессуального права,
повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита
нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом
публичных интересов.

Допущенные судом нарушения норм процессуального права и неправильное толкование примененных норм материального права привели суд к неверным выводам относительно обстоятельств возникшего спора, что в силу положений ст. 387 ГПК РФ влечет отмену вынесенного им решения в части разрешения исковых требований А.

Подлежит отмене в надзорном порядке в упомянутой части и определение судебной коллегии от 01.01.2001г., которая при наличии предусмотренных ст.362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции от 01.01.2001г. в кассационном порядке оставила его без изменения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум отменил решение П-го районного суда г. Ростова-на-Дону от 01.01.01 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 01.01.01 года по делу по иску А. к К., Управлению Роснедвижимости по Ростовской области, ДИЗО г. Ростова-на-Дону, К.», МУ «Фонда имущества г. Ростова-на-Дону», третье лицо: Управление ФРС по Ростовской области, о восстановлении права на земельный участок, обязании К. освободить самовольно захваченный земельный участок по тыльной стороне межи, признании недействительными договора купли-продажи земельного участка, акта межевания границ земельного участка, распоряжения ДИЗО г. Ростова-на-Дону о приватизации земельного участка, государственной регистрации права собственности на земельный участок за К., по иску К. к А. о возмещении морального вреда, в части разрешения исковых требований А. и в этой части дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked ( Обязательно )

Adblock detector