Вид во двор колодец уменьшает стоимость квартиры

У нас в Питере много таких дворов в старом фонде. Высокий дом (5-6 этажей) с четырех сторон стены дома, пройти во двор можно под арку. Двор заасфальтирован, многие из них сейчас закрываются. Они слишком маленькие, чтобы там была парковка для машин или детская площадка внутри. Мало того, что окна выходящие в такой двор пропускают мало света, особенно на нижних этажах, но в них почти ничего не видно, кроме окон соседей. В таких дворах темно и сыро, особенно в Питере. Вот один из примеров:

Дворов-колодцев много не только в Питере, но и в домах старой постройки в Москве и других городах России. Их такими делали в бывших доходных домах в основном, где сдавались квартиры в наем. Двор можно было запирать. В общем-то есть и приличные, ухоженные дворы колодцы, но в основном это малопривлекательное явление. И в более поздних постройках дворы колодцы больше не строились. Практически все они построены до революции.

Самые популярные достопримечательности Санкт-Петербурга – это великолепные площади и храмы, памятники и музеи. Совсем рядом за парадными фасадами расположены дворы-колодцы Санкт-Петербурга, которые можно смело назвать музеями под открытым небом. Именно эти плотно выстроенные дома и их мрачные дворовые территории позволяют открыть другое лицо города, понять дух и историю Санкт-Петербурга.

Как появились дворы-колодцы

Строить дома «сплошной фасадой» распорядился еще Петр. Земля в Северной столице постоянно дорожала и возведение П-образных домов становилось расточительным. Недостаток земли в центре города приводит к строительству зданий, тесно примыкающих друг к другу. Так появляются целые кварталы со сплошным фасадом. В это же время становятся популярными доходные дома. Чтобы получить максимальную прибыль, домовладельцы застраивали свои участки как можно плотнее. Затем они стали надстраивать до 5-6-ти этажей уличные фасады и позже — хозяйственные постройки, выходящие в дворовую территорию, а потом и ее перегораживали узкими домами-пеналами. Так образовывались строения самой необычной формы, соединявшиеся друг с другом и появлялись дворы-колодцы с причудливыми арками и воротами. Часто помещения на первых этажах вообще не имели окон и предназначались для хозяйственных нужд.

Видимо, в одной из таких комнат, куда почти не проникал свет, сочинял свои знаменитые произведения Ф.М. Достоевский, передавший мрачное настроение, тоску и отчаяние героям своих романов. Петербургский период жизни Н.В. Гоголя, повлиявший на все его творчество, тоже связан с пребыванием в такой темной каморке.

После революции и после войны люди были рады любой комнате и с радостью селились в такие помещения. Петербуржцы считали, что интересные в архитектурном плане дома все равно лучше построенных на этом месте безликих новостроек. Такие строения обычно имели два входа – один парадный, с улицы, а другой – через ворота в дворовую территорию. В Советское время ворота убрали, а сейчас их во многих местах поставили.

Гуляя по центру Санкт-Петербурга, можно увидеть самые разные дворы-колодцы — есть зеленые и чистые, вымощенные плиткой, похожие на европейские, есть настоящие архитектурные памятники, а некоторые из них – обветшалые и почти не изменившиеся за столетие. Где-то организованы стоянки машин, а где-то стоят мусорные баки или еще хуже – образовалась помойка. Часто парадный вход и ворота бывают закрыты на кодовые замки и попасть сюда не так просто, но обычно жители домов идут навстречу и пропускают туристов осмотреть эту необычную достопримечательность Петербурга.

Интересное о дворах-колодцах

  • Некоторые горожане думают, что такие дома строились специально для защиты от шквалистого ветра, который постоянно дул с реки или залива. От него сложно укрыться на площадях и улицах, а внутри дворовых территорий стоит звенящая тишина. Петербуржцы говорят, что воздух здесь застаивается до такой степени, что его можно потрогать, а небо здесь особенное. Поднимешь глаза и получишь в подарок его маленький кусочек замысловатой формы.
  • Есть в городе несколько подвесных дворов, стоящих на воздушной подушке, тут под землей находится не грунт, а пустое пространство, где раньше хранились дрова и уголь. Старые металлические балки и конструкции обветшали и это создает опасность для домов и жителей.
  • Двор-колодец на 9-ой-Советской, дом №10/12 образовался в результате стыка двух домов и необычен тем, что имеет крышу. Раньше крыша здесь была стеклянной и внизу располагались клумбы с цветами и растениями, потом стекло разбилось и крышу сделали металлической. Квартиры на одной площадке этого дома относятся к разным адресам домов, одна половина — к 10, другая — к 12, а попасть сюда можно только войдя в парадную из двора дома №12.
  • На эмоциональное состояние человека оказывает влияние окружающий ландшафт. И с этой точки зрения дворы-колодцы с их замкнутым пространством создают неблагоприятную обстановку для человека, тем более что в них обычно нет зелени.
  • На Васильевском острове, на 4-ой линии, дом №5 (вход со стороны Большого проспекта в первую арку, самый дальний левый подъезд) есть небольшой Двор Духов. Попав в него, надо загадать желание и посмотреть на кусочек неба, тогда желание исполнится.
  • Специалисты рекомендуют озеленять дворовую территорию таких домов, хотя при недостатке света это сделать это чрезвычайно трудно. А подходят для озеленения травянистые растения и кустарники неприхотливые к свету, влажному воздуху и прохладному лету.
Читать дальше:  Как возместить ущерб после ДТП?

Адреса некоторых дворов-колодцев

Кроме указанных выше, дворы-колодцы можно встретить по адресам:

  • Невский проспект, дом №3 – Двор ангела, вход через низкую широкую арку. Этот двор-колодец — один из самых оригинальных, он имеет пять углов. Если смотреть наверх, то Вы увидите фигуру в виде крыльев
  • Дворы Капеллы, анфилада которых расположена между Большой Конюшенной улицей и Дворцовой площадью. Сейчас здесь чисто и красиво, расположено несколько отелей, ресторан и кафе (открыто всегда)
  • Васильевский остров, 7 линия, дом 16 – Башня грифонов (закрыто на домофон, надо долго ждать жильцов)
  • Васильевский остров, Малый проспект, дом 40 (на июнь 2012 открыт)
  • Толстовский дом на Фонтанке, дом 54
  • Караванная улица, дом 14
  • Петроградская сторона, Малый проспект, дом 1Б (на июнь 2012 открыт)
  • Кирочная улица, дом 24, рядом со станцией метро Чернышевская
  • наб. реки Карповки, д. 18 (на лето 2011 открыт)
  • наб. реки Фонтанки, 92 (дом-кольцо)
  • Большой проспект В.О. д.5 (на июнь 2012: вход через арку со стороны 2-й линии, д. 15, вход по брелкам)

В центре Санкт-Петербурга по улицам Рубинштейна и Гороховой, на Фонтанке и Садовой есть вереницы дворов-колодцев, где по цепочке можно пройти целый квартал, не выходя на улицу.

Проходит время и во дворах появились граффити, стоянки машин и мусорные баки, но все также здесь смотрят друг на друга окна домов. Дворы-колодцы в Санкт-Петербурге сохраняют ни с чем несравнимую архитектуру города и остаются немыми свидетелями прошедшей эпохи.

Шел сентябрь 1997 года. К тому времени я уже пятый месяц работала в агентстве недвижимости. Не бог весть какой стаж, но некоторое представление о рынке у меня уже сложилось. Открыв "Бюллетень недвижимости" — библию агентов того времени, я стала изучать предложения.

За 23000 долларов предлагались трехкомнатные хрущевки в Кировском районе. Есть там (и немного — в Красносельском) такие панельные малогабаритки. Кухня около 4,5, санузел совмещенный, но настолько маленький, что в нем помещается сидячая ванна и унитаз, раковины нет. Крошечная прихожая, в которую два человека могут войти только на выдохе, и сугубо смежные комнаты. Такая планировка среди агентов называется распашонкой: большая комната проходная, из нее вход в две маленькие. Поставить каким-нибудь образом перегородку так, чтобы получилось три изолированных спальни, невозможно. Кому-то придется спать на проходе. Но в любом случае хрущевку как жилье я не воспринимала. Старый фонд был моей любовью, и искать квартиру я стала в центре.

Если при словах "старый фонд" вы представляете себе дворец на набережной Невы или дом на Невском, то вы неправы. Это, конечно, тоже старый фонд, но ничтожная его часть. Петербург — город доходных домов, дворов-колодцев, темных арок и черных лестниц. В нем множество квартир с отсутствием солнечного света, с окнами, выходящими в глухие стены или на помойки, квартир на первых этажах, в подвалах под которыми плещется вода. Есть микрорайоны, окруженные заводами — да-да, прямо в центре, в каком-нибудь километре-двух от Невского проспекта. Все это влияет на цену — она может быть значительно ниже среднерыночной.

Вот такое чудо я и начала искать. И нашла целых три варианта.

Первый из них находился на углу Обводного канала и Заозерной улицы. Для тех, кто не знает Петербурга, расскажу об этом районе чуть подробнее. Со второй половины 19 века Обводный канал стал скоплением промышленных заводов и предприятий, для которых воды канала являлись как источником воды, так и коллектором для сбора сточных вод. Примечательная часть истории Обводного канала заключается в том, что его участок от Боровского моста до устья Волковки считался местом проклятым. Не один десяток самоубийц выбирали Боровский мост для сведения счетов с жизнью.

Читать дальше:  Делопроизводитель в судебных приставах обязанности

В наше время ко всем вышеперечисленным радостям добавились хронические автомобильные пробки по всей длине канала. Редкие жилые дома, вкрапленные в эту промзону, отличались облезлыми фасадами и ужасающим состоянием внутри. В общем, не район, а страшный сон риелтора. Продать в нем квартиру можно было только за смешные деньги. Но других у меня и не было, поэтому я набрала номер телефона агента и договорилась о просмотре.

На просмотр я пришла заранее, обошла весь квартал, заглянула в подъезды домов. Агент запаздывал. Прошло пять минут, пятнадцать, полчаса. Мобильных телефонов не было. Я простояла в назначенном месте сорок минут, и, поняв, что ждать больше нечего, ушла. Перезванивать агенту вечером я не стала. Мне казалось, что меня несет какой-то сильный поток, и бороться с ним не имело смысла. Раз этот вариант посмотреть не удалось — он не мой. Надо смотреть что-то другое.

Вторым вариантом была квартира на Васильевском острове. Первый этаж, окна во двор. Это уже говорило о многом. Васильевский остров, как понятно из его названия — это часть суши, со всех сторон окруженная водой. Значительная часть домов без капремонта, гидроизоляция подвалов нарушена, в них стоит вода, в которой зимой и летом выводятся комары и лягушки. На стенах — грибок, в квартирах — сырость. Окна во двор колодец говорят о том, что к водным радостям надо прибавить низкую освещенность. В общем, чудес не бывает, и заявленная цена заставляет предполагать разные ужасы. Но бывает всякое, нужно смотреть своими глазами. Позвонила агенту.

— Нет, показать квартиру не могу, — отвечает девушка. — Пока просмотры не проводятся. Когда начнутся? Не могу сказать. Позвоните через полмесяца.

Позже я узнала, что другое агентство показывало эту квартиру каждый день. Где они давали рекламу и почему я ее не видела, не знаю. Но тогда, когда мне было нужно, квартиру мне не показали, и я решила, что это она не моя. Фатализм, да, но (см. выше) поток нес меня дальше. Я не сопротивлялась, ни о чем не жалела и твердо верила, что мой вопрос решится: время пришло.

Третьим (и последним вариантом) была квартира на одной из Советских улиц (их в Петербурге десять, и раньше они назывались Рождественскими). Прекрасное место, 72 квадратных метра, второй этаж, дом после капремонта, прямая продажа (огромная редкость в те дни для квартир в старом фонде). Почему такая цена? Агент уклонялся от ответов и предлагал прийти и посмотреть своими глазами. Назначил просмотр, только попросил не опаздывать: покупателей будет много.

Я, конечно же, пришла чуть раньше и внимательно осмотрела дом со всех сторон: в рекламе было указано, что и вход, и окна выходили во двор. Перпендикулярно фасадной части во дворе дома дома стоял флигель, разделяя его на две неравные части. Одна часть была довольно большой, вторая — крохотной, ее ширина не превышала 7 метров. Какая из квартир продается? Непонятно.

Я вышла на улицу и встала под номером дома: обычно именно там назначалось место встречи. Стоял теплый осенний день, на улице шумели над головой старинные липы. Агент подъехал вовремя, и оказалось, что из остальных покупателей не пришел никто: рок, судьба, небесные регулировщики (выберите, что вам больше нравится) расчистили мне дорогу. Мы пошли смотреть квартиру.

Агент (назовем его Олегом) прошел через арку и решительно направился. да, да, в тот крохотный двор-колодец, зажатый каменными стенами. А чего я ждала за такие деньги? Перед тем как войти в подъезд, я попросила показать окна. И тут меня ждал первый сюрприз: в углу двора находилось непонятное помещение, этакий каменный сарайчик с трещинами по несущим стенам и ржавой продавленной крышей. Крыша подходила прямо под окна квартиры. И этаж оказался не вторым, а первым, хотя и высоким: подоконник был примерно в 2,5 метрах над уровнем асфальта.

Что это за сарайчик? Это теплоцентр, объяснил Олег. В нем ничего не гудит, там просто трубы и вентили, жить он не мешает. С крыши легко залезть в квартиру? Так на окнах решетки. Да, решетки на окнах были. Сваренные на скорую руку арматурины перекрывали доступ в квартиру. В случае пожара глухие решетки превращают такие квартиры в капкан, но я промолчала.

Читать дальше:  Маршрутизатор это основное средство или материалы

Через покосившуюся дверь мы вошли в подъезд. Грязные стены, отсутствие почтовых ящиков и перегоревшая лампочка говорили о многом. Что же тут за соседи?

В квартире сюрпризы посыпались как из рога изобилия. От входной двери начиналась узкая кишка коридора, тянувшаяся вдоль всей квартиры и упиравшаяся другим концом в дверь туалета. С одной стороны коридора — глухая стена, с другой — двери комнат, у туалета — вход на кухню. Где ванная? Ванной нет. Но ее можно сделать, успокаивает меня Олег.

Захожу в комнаты. Две из них — так называемые "чулки": ширина чуть более двух метров, длина — в три с лишним раза больше. Только одна комната без дефектов: в ней два окна, ее форма — правильный прямоугольник.

Иду на кухню и застываю на пороге. Я уже писала, что в Петербурге многие квартиры имеют форму трапеции, узким концом обращенной к фасаду. Вот представьте: на прямой улице стоят прямые дома, и все квартиры в них имеют форму трапеции. Как такое возможно? Петербург — город чудес.

Эта квартира не была исключением. Кухня выглядела даже не кишкой, а какой-то морковкой: при длине в 6,5 метров ее узкая часть у окна была шириной в полтора метра, а широкая часть (у коридора) — 2,15.

Но поразили меня даже не пропорции. Подняв голову, я посмотрела на потолок. В том месте, где труба с горячей водой проходила перекрытие, на теплой штукатурке бурлил рой из тараканов. Ни до того, ни после я никогда не видела такого количества тварей в одном месте. Впрочем, в этой квартире они были везде. Когда я попыталась открыть кран над раковиной, из него вместо воды выскочила парочка шустрых тараканьих детей.

Состояние квартиры было ужасным. В унитаз явно роняли что-то тяжелое: все его фаянсовое нутро было покрыто сетью сквозных трещин. Бачок висел на ржавой трубе под потолком, но вода к нему подведена не была. Кто вырвал подводку с мясом и в буквальном смысле завязал ее узлом.

Полы в комнатах покрывал трескучий грязный паркет, на кухне — протертые до дыр плитки ПХВ. Стены в комнатах агентство, продающее квартиру, оклеило обоями в мелкий желтый цветочек, напечатанные какой-то артелью практически на туалетной бумаге. Но она хотя бы была чистой, в отличие от стен на кухне, покрашенных синей масляной краской, которой в советское время так любили красить общественные сортиры.

Потолки во всей квартире были просто черными, половины стекол в рамах не хватало, а сами рамы были прибиты к оконной коробке гвоздями. Комнатные двери в районе дверных ручек были изуродованы многочисленными дырами от замков. Видимо, хозяева теряли ключи, выбивали дверь, потом рядом врезали новый замок. А что? Не дверь и была, какая разница — дыркой меньше, дыркой больше.

Кто жил в этой квартире? КАК можно было жить в этой квартире? Да запросто. В трех комнатах обитала веселая компания: два алкоголика и наркоман.

Стало понятно, почему квартира в прямой продаже за смешные для старого фонда деньги не улетела как горячий пирожок. Но достоинства у нее были: центр города (до станции метро "Площадь восстания" 10 минут пешком, капремонт (железобетонные перекрытия), трехметровые потолки и не такая уж маленькая площадь. Я колебалась недолго.

— Сбросьте цену еще немного, и я возьму эту квартиру, — сказала я Олегу.
— Не могу, — покачал он головой. — Вы же понимаете, что цена и так низкая. Максимум, на что агентство может пойти, это взять оформление на себя.

Я согласилась. Стоимость квартиры составляла ровно 23000 долларов. В середине сентября мы провели нотариат, я отдала документы на регистрацию в ГБР и улетела в Тунис.

Вернувшись и получив на руки свидетельство о собственности, я начала приводить эту помойку в порядок. Мои приключения с этой квартирой только начинались.

Для тех, кто осилил столько букв, выложу план квартиры из технического паспорта. Оцените пропорции.

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector