Вы здесь:  / Юридические справки / Выделение супружеской доли из наследственной массы

Выделение супружеской доли из наследственной массы

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 49-КГ17-1 Суд отменил судебные акты в части отказа в удовлетворении иска об определении доли наследодателя в составе совместной собственности супругов на земельный участок и о включении 1/2 доли в праве собственности на земельный участок в состав наследственной массы, поскольку суды не учли, что супружеская доля наследодателя в совместно нажитом имуществе подлежит включению в наследственную массу

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Пеньковского С.К.

к Пеньковской Р.У.

об определении доли наследодателя в составе совместной собственности супругов, о включении в состав наследственной массы пая в гаражном кооперативе, 1/2 доли в праве собственности на земельный участок, взыскании стоимости автомобиля

по кассационной жалобе Пеньковского С.К.

на решение Иглинского районного суда Республики Башкортостан от 3 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 марта 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Пеньковский С.К. с учётом уточнённых требований обратился в суд с иском к Пеньковской Р.У. об определении доли наследодателя в составе совместной собственности супругов, о включении в состав наследственной массы 1/2 доли в праве собственности на земельный участок, пая в гаражном кооперативе, взыскании в его пользу стоимости автомобиля в размере 82 500 руб.

В обоснование требований указал, что в период брака его отца Пеньковского К.Ю., умершего 4 октября 2014 г., и Пеньковской Р.У. приобретены автомобиль марки . и земельный участок площадью . кв.м. Поскольку указанное имущество было нажито в период брака Пеньковского К.Ю. и Пеньковской Р.У., оно является совместной собственностью супругов и после смерти Пеньковского К.Ю. 1/2 доли указанного имущества подлежит включению в наследственную массу. Кроме того, Пеньковский К.Ю. являлся членом автогаражного кооператива № . в который вступил до заключения брака. С заявлением о принятии наследства к нотариусу обратились Пеньковский С.К. и Пеньковская Р.У., другие наследники — Пеньковская Л.Ф., Пеньковский Ю.К. — от принятия наследства отказались. Поскольку право собственности на земельный участок оформлено за Пеньковской Р.У., а автомобиль снят с регистрационного учёта 25 ноября 2014 г., то есть после смерти наследодателя, нотариус отказал истцу в выдаче свидетельства о праве на наследство.

Решением Иглинского районного суда Республики Башкортостан от 3 ноября 2015 г. Пеньковскому С.К. отказано в удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 марта 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Пеньковский С.К. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 27 января 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений в части.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пеньковская Р.У. и Пеньковский К.Ю. с 16 августа 2003 г. состояли в браке (т. 1, л.д. 163).

В период брака постановлением администрации муниципального района Иглинский район Республики Башкортостан от 10 сентября 2012 г. № 09-3061 Пеньковской Р.У. для ведения садоводства в собственность (бесплатно) был предоставлен земельный участок площадью . кв.м, кадастровый номер . расположенный по адресу: Республика . . проезд . участок № . Регистрация права собственности Пеньковской Р.У. на указанный земельный участок произведена в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 19 ноября 2012 г. (т. 1, л.д. 18, 29, 79).

Пеньковский К.Ю. 4 октября 2014 г. умер, что подтверждается свидетельством о смерти (т. 1, л.д. 158).

Наследниками Пеньковского К.Ю. первой очереди по закону являются мать Пеньковская Л.Ф., супруга Пеньковская Р.У., сыновья Пеньковский С.К. и Пеньковский Ю.К. От принятия наследства Пеньковская Л.Ф. и Пеньковский Ю.К. отказались в пользу Пеньковского С.К. (т. 1, л.д. 12, 14, 159, 160).

Разрешая спор и отказывая Пеньковскому С.К. в удовлетворении исковых требований в части определения доли наследодателя в праве совместной собственности супругов на земельный участок в размере 1/2 и включения её в состав наследственной массы, суд первой инстанции исходил из того, что режим совместной собственности супругов на данный земельный участок не распространяется, поскольку право собственности на него возникло у Пеньковской Р.У. в порядке приватизации на безвозмездной основе, совместные денежные средства супругов на приобретение спорного земельного участка затрачены не были.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебными инстанциями допущено существенное нарушение норм материального права, что выразилось в следующем.

Согласно пункту 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу статьи 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьёй 256 Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными данным Кодексом.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество (пункт 2 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 36 Семейного кодекса Российской Федерации), а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное (пункт 1 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 33, 34 Семейного кодекса Российской Федерации).

Исходя из приведённых выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении требований Пеньковского С.К. об определения доли наследодателя в праве совместной собственности супругов на земельный участок и включении этой доли в наследственную массу одним из юридически значимых обстоятельств является определение правового режима указанного имущества на день открытия наследства, то есть установление обстоятельств, позволяющих отнести спорный земельный участок к общему имуществу супругов или к личной собственности Пеньковской Р.У.

Положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации и статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.

Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное (пункт 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации).

К общему имуществу супругов согласно пункту 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относятся в том числе приобретённые за счёт общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи (жилые и нежилые строения и помещения, земельные участки, автотранспортные средства, мебель, бытовая техника и т.п.); любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Вместе с тем, если имущество, принадлежало каждому из супругов до вступления в брак, или имущество, получено одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, такое имущество является собственностью каждого из супругов (статья 36 Семейного кодекса Российской Федерации).

Как усматривается из материалов дела, спорный земельный участок был предоставлен Пеньковской Р.У. в собственность постановлением администрации муниципального района Иглинский район Республики Башкортостан от 10 сентября 2012 г. № 09-3061. В указанный период Пеньковская Р.У. состояла в браке с наследодателем.

Вместе с тем, суды, установив, что земельный участок был передан в собственность Пеньковской Р.У. безвозмездно, сделали вывод об отнесении участка к её личной собственности.

Однако с такими выводами судов согласиться нельзя.

Согласно подпунктам 1, 2 пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают в том числе из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты государственных органов, органов местного самоуправления и не относит последние к сделкам, в том числе безвозмездным. Бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться безусловным основанием его отнесения к личной собственности этого супруга.

Поскольку право собственности у Пеньковской Р.У. на спорный участок возникло в силу акта органа местного самоуправления, выводы судов об отнесении спорного земельного участка к личной собственности Пеньковской Р.У. в порядке статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации противоречат указанным выше положениям закона.

Земельный участок, предоставленный одному из супругов в период брака и переданный в собственность на основании акта органа местного самоуправления, в соответствии с положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относится к общему имуществу супругов.

Читать дальше:  Как восстановить исполнительный лист по алиментам

Таким образом, супружеская доля наследодателя на совместно нажитое имущество подлежит включению в наследственную массу.

Разрешая спор, суды данные обстоятельства, как и выше указанные требования закона, не учли.

Суждения судов о выборе Пеньковским С.К. ненадлежащего способа защиты нарушенного права не основаны на законе, поскольку одним из юридически значимых обстоятельств при разрешении заявленных им требований является установление того, относится ли спорный земельный участок к общему имуществу супругов.

Нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права привело к неверному разрешению спора в части определения доли наследодателя в составе совместной собственности супругов на земельный участок и включения этой доли в праве собственности в состав наследственной массы.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Пеньковского С.К., в связи с чем решение Иглинского районного суда Республики Башкортостан от 3 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 марта 2016 г. в части отказа в удовлетворении требований об определении доли наследодателя в составе совместной собственности супругов на земельный участок и о включении этой доли в праве собственности в состав наследственной массы нельзя признать законными, они подлежат отмене в указанной части с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Иглинского районного суда Республики Башкортостан от 3 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 марта 2016 г. в части отказа в удовлетворении требований Пеньковского С.К. к Пеньковской Р.У. об определении доли наследодателя в составе совместной собственности супругов на земельный участок и о включении 1/2 доли в праве собственности на земельный участок в состав наследственной массы отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части решение Иглинского районного суда Республики Башкортостан от 3 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 марта 2016 г. оставить без изменения.

ПредседательствующийЮрьев И.М.
СудьиГорохов Б.А.
Рыженков А.М.

Обзор документа

Земля, предоставленная одному из супругов в период брака и переданная бесплатно в собственность на основании муниципального акта, относится к общему имуществу супругов (если они не определили иное).

Поэтому в случае смерти второго супруга его доля в этом имуществе входит в состав наследства и переходит к наследникам.

Такую позицию озвучила СК по гражданским делам ВС РФ, пояснив следующее.

По СК РФ имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью.

Между тем законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты госорганов, органов местного самоуправления. Он не относит подобные акты к сделкам, в т. ч. безвозмездным.

Поэтому бесплатная передача участка одному из супругов во время брака на основании муниципального акта не может являться безусловным основанием для отнесения такой земли к личной собственности этого лица.

Для размещения в сети интернет Н. Г. Ильина

Дело № 2-461/17 27 февраля 2017 года

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Колпинский районный суд Санкт-Петербурга

в составе председательствующего судьи Ильиной

при секретаре Пиотковской

с участием адвоката Палшкова

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гусевой к Тимофеевой о выделе супружеской доли, включении в наследственную массу, признании на нее права собственности,

Истец Гусева обратилась в суд с иском к Тимофеевой и просит выделить супружескую долю Тимофеева в размере */* доли в праве совместной супружеской собственности на квартиру, расположенную по адресу: адрес, включить в наследственную массу после смерти Тимофеева., умершего дата. */* долю в праве собственности на вышеуказанную квартиру, признать за истцом в порядке наследования после смерти отца право собственности на */* долю двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу: адрес прекратив регистрационную запись о праве собственности ответчика на квартиру, взыскать с ответчика судебные расходы по оплате государственной пошлины, выдачи доверенности и услуг представителя. В обоснование иска истец указала, что является наследником имущества своего отца – Тимофеева., умершего дата. Родители истца в период совместного проживания приобрели спорную квартиру в ЖСК № 600, выплатив по состоянию на дата. паевые взносы. Ответчица является супругой Тимофеева однако она отказалась от принятия наследства, написав нотариусу отказ от наследства в пользу истца. Истец в шестимесячный срок обратилась к нотариусу за оформлением наследственных прав, на нее было оформлено право собственности на долю в праве на дом и земельный участок, однако доля отца в спорной квартире не была включена в наследственную массу, так как квартира была оформлена на ответчика Тимофееву При жизни отца родители доли в квартире не выделяли, брачный контракт не заключали. Спорная квартира была приобретена родителями истца в период брака, в связи с чем, является их совместным имуществом и истец, как наследник отца, вправе требовать выдела супружеской доли отца в праве собственности на квартиру и оформления этой доли в ее собственность в порядке наследования. Ответчик дата. произвела государственную регистрацию права индивидуальной собственности на всю квартиру, о чем истцу стало известно при рассмотрении спора по иску Тимофеевой. к Гусевой. о признании прекратившей право пользования спорным жилым помещением.

Истец Гусева и ее представитель в суд явились, исковые требования поддержали по указанным в иске основаниям, возражали против ходатайства ответчика об отказе истцу в иске по мотивам пропуска срока исковой давности, указывая на то, что истец в шестимесячный срок обратилась к нотариусу о принятии наследства, заявив и о правах на спорную квартиру, о нарушении ее прав со стороны ответчика стало известно, когда ответчик Тимофеева произвела государственную регистрацию права индивидуальной собственности на всю квартиру без учета доли супруга Тимофеева в данной квартире, которая подлежала передаче по наследству истцу Гусевой

Представитель ответчика Тимофеевой. – адвокат Палшков. в суд явился, с иском не согласен, представил письменные возражения, в которых указал, что собственником спорной квартиры является Тимофеева выплатившая паевой взнос за квартиру в дата Наследодатель Тимофеев к супруге по вопросу раздела имущества, определения долей в справе собственности на квартиру с момента выплаты пая и до момента смерти не обращался. Отказ Тимофеевой. от наследства правового значения не имеет, поскольку данная квартира не является наследственным имуществом. При споре о разделе наследственного имущества правила раздела наследственного имущества применяются в течение трех лет со дня открытия наследства. Поскольку наследство было открыто в год году, то истцом срок исковой давности по требованиям о выделе супружеской доли пропущен, что является самостоятельным основанием для отказа истцу в иске.

Третье лицо – нотариус Бауэр. в суд не явилась, о рассмотрении дела извещена, просила рассмотреть дело в ее отсутствие, возражений по иску не представила.

Изучив материалы, дела, заслушав объяснения сторон, оценив все представленные по делу доказательства в их совокупности, суд полагает, что имеются правовые основания для удовлетворения исковых требований истца.

Судом установлено, что Тимофеев умер дата года.

Истец Гусева является дочерью Тимофеева., ответчик Тимофеева является супругой Тимофеева.

После смерти Тимофеева. нотариусом Бауэр В.М. оформлено наследственное дело № номер. Как следует из материалов наследственного дела с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство после смерти Тимофеева. дата обратилась дочь наследодателя – Гусева., которая в заявлении указала, что наследственное имущество состоит из земельного участка с жилым домом по адресу: адрес (л.д. 17). Тимофеева дата обратилась к нотариусу с заявлением, в котором отказалась от причитающейся ей доли на наследство после умершего супруга Тимофеева в пользу дочери Гусевой. (л.д. 19). дата Гусева. подала нотариусу дополнительное заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону после смерти отца на */* долю в праве собственности на квартиру по адресу: адрес, зарегистрированную на имя Тимофеевой., но приобретенную в период брака с Тимофеевым Свидетельство о праве на наследство в рамках наследственного дела нотариусом не выдано (л.д. 18).

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от дата. по гражданскому делу № номер за Гусевой. признано право собственности на */* долю жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: адрес. в удовлетворении исковых требований Тимофеевой к Гусевой об установлении факта принятия наследства после смерти Тимофеева признании права собственности на */* доли жилого дома по адресу: адрес, было отказано. Решение суда вступило в законную силу дата.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от дата. по гражданскому делу № номер исковые требования Гусевой к Тимофеевой о признании права собственности на */* долю квартиры по адресу: адрес отказано. При этом, судом отказано в удовлетворении требований по тем основаниям, что истцом не заявлено требований о выделе супружеской доли наследодателя в праве собственности на спорную квартиру Решение суда вступило в законную силу дата.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от дата. по гражданскому делу номер Тимофевой в иске к Гусевой о признании прекратившей право пользования спорным жилым помещением по адресу: адрес отказано. Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от дата решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от дата оставлено без изменения, апелляционная жалоба Тимофеевой – без удовлетворения.

Удовлетворяя заявленные Гусевой в настоящем споре исковые требования, суд исходит из следующего:

В соответствии со ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В силу ч. 4 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

Из материалов дела следует, что Тимофеева с год года является членом «ЖСК 600», ей на праве частной собственности принадлежит квартира адрес Первый паевой взнос был внесен Тимофеевой в дата., последующая выплата пая производилась ежемесячными платежами, в полном объеме паевой взнос за квартиру внесен полностью по состоянию на дата. Государственная регистрация права собственности Тимофеевой на вышеуказанную квартиру произведена дата.

В ходе судебного разбирательства сторонами не оспаривалось, что паевой взнос за спорную квартиру был выплачен в период брака Тимофеевой и Тимофеева

Читать дальше:  Возврат товара более 14 дней надлежащего качества

Законодательно презюмируется, что все имущество, приобретенное в период брака, является совместно нажитым, если не будут представлены доказательства того, что это имущество было приобретено по безвозмездным сделкам или что это имущество приобретено в период раздельного проживания супругов при прекращении ими семейных отношений.

Доказательств, свидетельствующих, что спорная квартира являлась личной собственностью Тимофеевой суду не представлено. С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что данная квартира являлась совместной собственностью супругов Тимофеева и Тимофеевой.

Суд не может согласиться с доводами ответчика о том, что истец не вправе ставить вопрос о выделе супружеской доли Тимофеева в спорном имуществе, по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.

Законом допускается раздел имущества и после смерти одного из бывших супругов, в том числе в связи с необходимостью определения доли наследодателя в общем совместном имуществе.

В соответствии п. 1 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Как ранее было установлено, к моменту смерти Тимофеева спорная квартира являлась совместной собственностью супругов Тимофеева. и Тимофеевой но доли супругов в праве общей собственности на квартиру установлены не были и имущество не разделено.

Так, в силу ст. 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 настоящего Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными настоящим Кодексом.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное. При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.

В силу положений действующего законодательства (статья 34 Семейного кодекса Российской Федерации, статья 256 Гражданского кодекса Российской Федерации) право собственности одного из супругов на долю в имуществе, нажитом во время брака, не прекращается после смерти другого супруга.

Статьей 256 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке (ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации).

В соответствии со ст. 39 СК РФ, при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Учитывая данные нормы права, обстоятельства приобретения спорной квартиры, суд приходит к выводу, что в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти Тимофеева., подлежит включению */* доля в праве собственности на спорную квартиру. При этом право собственности Тимофеевой в части */* доли в праве собственности на квартиру подлежит прекращению.

Из материалов дела следует, что в круг наследников Тимофеева первой очереди входят: супруга Тимофеева. и дочь – Гусева. Поскольку Тимофеева. отказалась от причитающейся ей доли на наследство после смерти супруга, о чем свидетельствует заявление нотариусу от дата. (л.д. 19), суд находит обоснованными требования истца о признании за ней права собственности на 1/2 долю в праве собственности на спорную квартиру в порядке наследования.

Ссылаясь на пропуск истцом срока исковой давности, представитель ответчика указывал на то, что трехлетний срок для защиты нарушенного права в данном споре следует исчислять с даты открытия наследства после смерти Тимофеева.

Суд полагает, что в данном случае срок исковой давности истцом не пропущен, поскольку, как ранее было установлено судом, спорная квартира, хотя и была оформлена на Тимофееву., вместе с тем являлась совместной собственности ответчика и Тимофеева., его доля в праве собственности подлежала включению в состав наследственного имущества. Учитывая, что в силу п. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество и, принимая во внимание, что Гусева. в установленный шестимесячный срок обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти отца, в отношении части имущества за ней были признаны наследственные права, а ввиду спора с Тимофеевой. в отношении спорной квартиры свидетельство о праве на наследство нотариусом выдано не было, следовательно, срок исковой давности по заявленным в настоящее время требованиям об определении доли наследодателя в общем имуществе, включении ее в состав наследственного имущества и признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования, истцом нельзя считать пропущенным.

Кроме того, на момент обращения истца с настоящим иском (дата) не истек и трехлетний срок с момента государственной регистрации права личной собственности Тимофеевой. на спорную квартиру (дата.).

Поскольку суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований истца в полном объеме, с ответчика в порядке ст. 98 ГПК РФ подлежат взысканию расходы по оплате государственной пошлины в сумме сумма рублей.

Из материалов дела следует, (дата) между ООО «А-А» и Гусевой заключен договор на оказание консультативно-юридических услуг в гражданском судопроизводстве по делу Гусевой о признании права собственности на долю квартиры по адресу: адрес включая сбор документов, подготовку иска, судебное представительство (л.д. 48).

По договору истцом произведена оплата в сумме сумма рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру (л.д. 49).

Данные расходы истец просит взыскать с ответчика.

Учитывая, что данные расходы были понесены истцом в связи с данным гражданским спором, принимая во внимание, объем оказанной истцу правовой помощи, количество состоявшихся судебных заседаний с представителем истца (2 заседания), суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в порядке ст. 98, 100 ГПК РФ судебные расходы на оплату юридической помощи и услуги представителя в сумме сумма рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 34 Семейного кодекса РФ, ст. 12, 200, 218, 256, 1150 Гражданского кодекса РФ, ст. 56, 194-198 ГПК РФ, суд

Исковые требования Гусевой удовлетворить.

Определить супружескую долю Тимофеева в размере */* доли в праве общей совместной собственности на квартиру, расположенную по адресу: адрес

Включить */* долю Тимофеева в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: адрес в состав наследственного имущества после смерти Тимофеева, умершего дата.

Прекратить право собственности Тимофеевой на */* долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: адрес

Признать за Гусевой, дата., гражданкой РФ, пол – женский, место рождения – г. Ленинград, проживающей по адресу: адрес. имеющей паспорт номер, выданный 80 отделом милиции Колпинского района Санкт-Петербурга дата., код подразделения номер, право собственности на */*долю в праве собственности на квартиру по адресу: адрес

Взыскать с Тимофеевой в пользу Гусевой расходы по договору на оказание консультативно-юридических услуг в сумме сумма рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме сумма рублей.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд через Колпинский районный суд Санкт-Петербурга в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО НАСЛЕДОВАНИЮ ИМУЩЕСТВА:

Истец Климова Е.Г. обратился в суд с вышеуказанным иском, в котором просит суд взыскать с ответчика денежные средства в размере *** руб.; проценты за пользование чужими денежными средствами в размере *** руб. в порядке наследования по закону; комп.

Луценко О.А. обратилась в суд с иском к Яблочкиной Т.Г. об установлении факта принятия наследства, признании свидетельства о праве на наследство по закону, выданное Яблочкиной Т.Г. нотариусом г. Москвы Бондаревым Н.А., недействительным, признании .

И. Гарин, нотариус.

А. Таволжанская, помощник нотариуса (г. Санкт-Петербург).

В связи с ростом правосознания общества и активизацией гражданского оборота в последнее время как перед практикующими юристами, так и перед простыми гражданами все острее встает проблема соотношения титульного и реального права собственности. В нотариальной практике эта проблема проявляет себя, в частности, в вопросе о необходимости выделения супружеской доли из наследственной массы. "Не замечать" наличие супружеской доли в наследственном имуществе — основная позиция большинства практикующих нотариусов, которая преобладала до последнего времени. В настоящее время все больше нотариусов задумывается о законности такой позиции. Вступившая в силу с 1 марта 2002 г. ст. 1150 ГК РФ подчеркнула наличие проблемы в этом вопросе, но не внесла в него ясности.

Имущество, приобретенное в браке, является по общему правилу общей совместной собственностью супругов (п. 1 ст. 33, ст. 34 СК РФ, п. 1 ст. 256 ГК РФ). Со смертью одного из участников совместной собственности и с появлением нового участника собственности — наследника совместная собственность прекращается, поскольку п. 3 ст. 244 ГК по общему правилу предусматривает долевую собственность пережившего супруга и наследника. Нотариус, ведущий наследственное дело, должен решить дилемму: какой из двух возможных способов оформления прав пережившего супруга и наследника выбрать.

Первый способ заключается в установлении долевой собственности пережившего супруга и наследника на имущество, находившееся в общей совместной собственности супругов. Этот способ реализуется путем выделения супружеской доли, которое предусмотрено ст. 75 Основ законодательства РФ о нотариате и ст. 1150 ГК.

Второй способ оформления прав пережившего супруга и наследника заключается в том, что имущество, находившееся в совместной собственности супругов, включается в наследственную массу без выделения супружеской доли и переходит в собственность наследника (либо общую долевую собственность наследников, если их несколько). Такой способ также применяется на практике, хотя законом явно не предусмотрен.

Решая дилемму выбора между указанными двумя способами, практикующий нотариус сталкивается с проблемой, вынесенной в заголовок настоящей статьи: выделение супружеской доли из наследственной массы — право или обязанность?

На наш взгляд, данная проблема распадается на несколько вопросов. Имеет ли право переживший супруг отказаться от выделения супружеской доли? Обязан ли он оформлять свои права на супружескую долю и, каковы могут быть юридические последствия его бездействия? Имеет ли право нотариус принять отказ от выделения супружеской доли, или он обязан выделить эту долю независимо от воли пережившего супруга и наследников? Имеет ли право нотариус не выделять супружескую долю при отсутствии какого-либо волеизъявления пережившего супруга и наследников?

Читать дальше:  Договор поручения на оплату третьим лицом образец

Для ответа на поставленные вопросы необходимо понять, чем является отказ пережившего супруга от выделения супружеской доли. К сожалению, действующее законодательство явно не предусматривает такого отказа. Однако, очевидно, это действие пережившего супруга направлено на прекращение его права общей собственности на объект, находившийся в общей совместной собственности с умершим супругом. То есть, в соответствии со ст. 153 ГК, отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы является сделкой.

Следует ответить на вопрос, является ли эта сделка односторонней или многосторонней. Очевидно, что данная сделка затрагивает права не только пережившего супруга, но и наследника. В связи с этим имеет право на существование точка зрения, рассматривающая отказ от выделения супружеской доли как многостороннюю сделку между пережившим супругом и наследниками. Данную точку зрения можно обосновать, используя п. 1 ст. 6 ГК — применяя гражданское законодательство по аналогии. В качестве аналогии можно рассмотреть брачный договор (ст. 40 СК). Реализуемый путем заключения брачного договора переход совместно нажитого имущества в раздельную собственность только одного из супругов (а такие договоры заключаются достаточно часто) аналогичен анализируемому отказу пережившего супруга. Заключение брачного договора требует наличия двух сторон. При отказе пережившего супруга от выделения супружеской доли с другой стороны могут выступать наследники. На практике такую точку зрения нотариусы реализуют, как правило, только в единственном случае — когда речь идет о выделении доли в праве собственности на квартиру, которая была приватизирована супругами в совместную собственность. В этом случае нотариусы оформляют многостороннее соглашение между пережившим супругом и остальными наследниками об определении долей в праве собственности на квартиру. Некоторые нотариусы идут еще дальше и, если в числе наследников имеются несовершеннолетние или недееспособные, требуют представить письменное согласие органов опеки и попечительства на выдачу пережившему супругу свидетельства о праве собственности на определенную долю общего имущества супругов (см.: Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право. М., 2002. С. 133).

Однако, на наш взгляд, более обоснованна точка зрения, по которой отказ от выделения супружеской доли следует рассматривать как одностороннюю сделку. Эту точку зрения также можно обосновать при помощи аналогии. В качестве аналогии можно применить такие, сходные по содержанию, односторонние сделки, как отказ от наследства (п. 1 ст. 1157 ГК) и отказ от права собственности (ст. 236 ГК). Отказ от выделения супружеской доли не является отказом от наследства, так как, в соответствии со ст. 1150 ГК, принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, совместно нажитого в браке с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Отказ от выделения супружеской доли не является и отказом от права собственности (ст. 236 ГК), поскольку при отказе от выделения супружеской доли переживший супруг предполагает переход прав на имущество супругов к наследникам, а не превращение имущества в бесхозяйное, как это предусматривает п. 1 ст. 225 ГК при отказе от права собственности. При этом как отказ от наследства, так и отказ от права собственности зачастую затрагивают интересы третьих лиц, однако ни в том ни в другом случае законодательство не требует получения их согласия на совершение правообладателем соответствующей сделки. Кроме того, в пользу вывода об одностороннем характере отказа от выделения супружеской доли говорит аналогия с выделением супружеской доли, поскольку свидетельство о праве собственности на имущество пережившему супругу выдается нотариусом по одностороннему заявлению пережившего супруга, в соответствии со ст. 75 Основ.

В соответствии со ст. 156 ГК к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. В соответствии с п. 2 ст. 421 ГК стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Действующее законодательство устанавливает запрет на отказ от выделения супружеской доли, по-видимому, только в одном случае. Этот запрет введен Федеральным законом от 26 ноября 2002 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", по которому доли супругов в квартире, которую они приватизировали в совместную собственность, в случае смерти одного из них должны признаваться равными.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод о том, что, хотя отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы и не предусмотрен действующим законодательством, он имеет право на существование и является одним из законных способов распоряжения собственником своим имуществом, допускаемым п. 2 ст. 209 ГК. Однако лишь незначительная часть нотариусов оформляет отказ в явной форме, и эти нотариусы несут риск неблагоприятных последствий, если судебная практика не признает возможность существования отказа от выделения супружеской доли.

Проблема заключается в том, что, с одной стороны, вышеуказанная цепь рассуждений, приведшая к выводу о возможности существования отказа от выделения супружеской доли как односторонней сделки, слишком длинна и поэтому не все юристы ее принимают, а с другой стороны, оформление отказа от выделения супружеской доли из наследственной массы осуществляют нотариусы, которые, в соответствии с законодательством, должны отказывать в совершении нотариального действия, если совершение такого действия противоречит закону (ст. 48 Основ). Поэтому большинство практикующих нотариусов, признавая фактически право на отказ от выделения супружеской доли, оформляют его различными действиями в завуалированной форме. Самыми распространенными вариантами являются заявления от пережившего супруга к нотариусу с просьбой не выдавать свидетельство о праве собственности пережившего супруга или о том, что переживший супруг не будет получать указанное свидетельство. На наш взгляд, указанные заявления не дают нотариусу права отказаться от выделения супружеской доли, потому что отказ от оформления документов, подтверждающих право на супружескую долю, не является отказом от права на эту долю. Впоследствии переживший супруг, отказавшийся получать свидетельство, может в судебном порядке признать свое право на долю в имуществе супругов.

Кроме того, некоторые нотариусы, придерживаясь исторически сложившейся практики, считая, что выделение супружеской доли из наследственной массы является правом пережившего супруга (а также нотариуса, ведущего наследственное дело), но не является обязанностью, и не видя смысла в усложнении процедуры оформления наследственных прав, когда от пережившего супруга не поступило заявления о выдаче ему свидетельства о праве собственности, включают значащееся за наследодателем имущество в наследственную массу (см.: Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право. М., 2002. С. 135). Очевидно, что такой подход противоречит ст. 1110 ГК и ч. 1 ст. 1112 ГК и также может впоследствии привести к отмене в судебном порядке свидетельства о праве на наследство. Мы считаем, что существование супружеской доли — объективная реальность, "не замечать" которую нотариус не имеет права. Выделение ее из наследственной массы путем получения свидетельства о праве собственности, действительно, является правом, а не обязанностью для пережившего супруга, но для нотариуса исключение этой доли из наследства должно быть обязанностью, по крайней мере при отсутствии оформленного надлежащим образом отказа пережившего супруга от такого выделения.

Более правильным, на наш взгляд, является реже встречающийся в нотариальной практике подход, при котором нотариус оформляет заявления от пережившего супруга и всех наследников (или соглашение между ними) о том, что в наследственной массе отсутствует имущество, на которое у супругов было право общей совместной собственности. При этом подходе необходимости в оформлении отказа от выделения супружеской доли не возникает, поскольку, по крайней мере формально, у пережившего супруга отсутствует право на такое выделение.

Зачастую заявление такого содержания имеет притворный характер, однако нотариус закрывает на это глаза. При этом, формально нарушая закон, нотариус, по сути, выполняет свою главную функцию — защиту прав и законных интересов граждан (ст. 1 Основ), а именно: предоставляет возможность оформить бесспорные наследственные права, не прибегая к сложной судебной процедуре.

Существует и другой подход, при котором нотариус полагает, что у пережившего супруга нет права отказаться от выделения супружеской доли, а нотариус обязан выделить эту долю независимо от волеизъявления пережившего супруга. Обосновывается это следующим. Из ст. 1110 ГК и ч. 1 ст. 1112 ГК следует, что, даже если общее имущество оформлено только на имя умершего супруга, нотариус, определяя наследственную массу, не может включить в нее все общее имущество супругов в целом. В наследственную массу войдет только доля в праве собственности, принадлежавшая умершему. Эта доля, в соответствии с п. 1 ст. 245 ГК, должна быть определена нотариусом как одна вторая от общего имущества.

Однако зачастую строгое следование букве закона и обязательное исключение супружеской доли из наследственной массы сопряжено со значительными трудностями для пережившего супруга, наследников и (или) нотариуса. Нередко это приводит к невозможности оформления законных прав граждан во внесудебном порядке, а иногда даже и в судебном.

В качестве примера можно привести наследование вкладов. Большинство нотариусов даже не пытаются оформлять наследственные права на них в соответствии с нормами Семейного кодекса о совместном имуществе супругов, так как в противном случае процедура может оказаться бессмысленно усложненной. Если попытаться выделить из наследуемых вкладов супружескую долю, то сразу возникает ряд вопросов: как установить источник вложенных денежных средств? может ли нотариус выдать свидетельство о праве собственности на долю во вкладе пережившему супругу, не имея никаких доказательств того, что имущество находилось в общей совместной собственности? что делать с компенсациями, полагающимися только определенной группе наследников? какова будет супружеская доля в случае, когда вклад сделан до заключения брака, а проценты по нему начислены в период брака?

Другая группа проблем, возникающих при оформлении наследственных прав, связана не столько с механизмом, сколько с целесообразностью выделения доли пережившего супруга из наследственной массы. В качестве примеров, когда такое выделение влечет излишнее усложнение процедуры, можно привести следующие ситуации:

когда переживший супруг является одновременно единственным наследником по завещанию, но не может представить нотариусу документ, подтверждающий заключение брака;

когда переживший супруг тоже умер, не оформив своих наследственных прав и не получив свидетельства о праве собственности пережившего супруга; при этом круг наследников каждого из супругов одинаков.

В указанных случаях правовой результат будет одним, независимо от того, будет ли выделена супружеская доля или нет. Однако попытка такого выделения в обоих случаях вынудит пережившего супруга и наследников обращаться в суд.

В настоящий момент законодательство явно не предусматривает внесудебного механизма оформления наследственных прав как в указанных, так и в других проблемных ситуациях при существовании супружеской доли. Этот пробел законодательства порождает вышеуказанную множественность нотариальной практики. Поэтому такой механизм, несомненно, стоило бы разработать, и, на наш взгляд, за основу можно взять фактически используемый на практике в более или менее завуалированной форме отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы. То есть следует законодательно предусмотреть право пережившего супруга на отказ от принадлежащей ему доли в праве собственности на совместно нажитое имущество.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked ( Обязательно )

Adblock detector